Аида Махмудова

Живет и работает в Баку и Лондоне. Считает свободу мысли главным ингредиентом творческого полета. Может, поэтому Аида не возбраняет себе есть по ночам, а из блюд предпочитает спагетти и рыбу. Любимый цветок — сирень. Любимая книга — «100 лет одиночества» Габриэля Гарсия Маркеса. Любимые фильмы — «Бойцовский клуб» и «Заводной апельсин»

Сегодня почти на каждом углу центра Баку обыватель сталкивается на афишах с непривычным воззванием в императивной форме: YARAT!. Твори! Этот призыв внес в застоялую атмосферу города неведомый ранее дух созидания, поиска и творческой авантюры. За последний год некоммерческой организацией YARAT! было проведено немало выставок, каждая из которых по-своему уникальна. Так, в рамках проекта «Ön söz» была представлена концепция организации. Совсем иной была выставка «Public art», целью которой было вовлечение в искусство широких масс, не питающих к нему особого интереса. «Public art» сделало актуальное искусство частью пространства города, частью повседневной жизни горожан. «Нам все удалось потому, что в этом было задействовано много людей, которые активно участвовали во всех мероприятиях», — говорит руководитель организации Аида Махмудова. Первая выставка, объединившая на одной площадке творчество наших молодых талантов с художниками международного уровня, прошла в музее cовременного искусства под выразительным названием «Объединенные мосты». Мосты были перекинуты к именам, имеющим вес в мире искусства. Стремление выразить мультикультурализм современного мира легло в основу выставки «Communist». В самом деле, за последние 20-30 лет границы между нациями и религиями ощутимо истончились, внимательный художник наблюдает и подмечает это. Не так давно состоялось крупное мероприятие, приуроченное к годовщине YARAT!, которое прошло совместно с одним из ведущих аукционных домов Christie’s при поддержке Фонда Гейдара Алиева. Была задана определенная тематика и ритм намечающегося сотрудничества с Christie’s на постоянной основе. YARAT! развивается, расширяет свои возможности, приобретает международный масштаб. О задачах, проблемах и перспективах развития организации и о глубоко личном с нами поделилась Аида Махмудова...

6131_src

Как Вы воспринимаете слово «проблема», будь то проблема социальная или личного характера?

Если проблем нет, то нет и стимула двигаться вперед. Проблем всегда бывает много, начиная с мелочей, от которых трудно избавиться, до организационных или личных. Решая проблему, ты создаешь тот эмоциональный импульс, который толкает тебя вперед. Я считаю, что проблемы – это хорошо; только когда их много, они могут затормозить дело. Особенно, если это проблемы финансовые, спонсорские…

Со стороны может показаться, что у молодой организации, которой содействует Фонд Гейдара Алиева, нет никаких проблем. Вопрос задан мною специально, чтобы подчеркнуть нелегкость этого проекта. Люди часто поверхностно судят о чем-то, не зная сути...

Возможно, не все, но определенная категория — да. Мы вначале работали сами, так как хотели набраться опыта и иметь какой-то вес, прежде чем сотрудничать с такими организациями, как Фонд Гейдара Алиева или Christie’s. Весь прошедший год мы трудились для этого. У нас появился опыт. А на сотрудничество мы решились, когда уже были уверены, что справимся с этим.

Что было самое сложное при сотворении организации?

Самое сложное — начало. Приблизительно три года назад возникла идея основать организацию, но когда принимаешься за новое дело, всегда мешает страх. Однако стоит начать, и все как-то само собой образовывается. Когда мы организовывали выставку «Объединенные мосты», нам пришлось столкнуться с большими бумажными хлопотами, потому что в галерее, с которой мы работали в Лондоне, бюрократия была страшная.

Где-то ошибся в написании одной буквы — все надо делать заново. Нужно учитывать, что заграницей люди очень скрупулезные, почти как роботы. Так как первую выставку мы организовали своими силами, то и годовщину организации рассчитывали сделать сами. У нас очень много планов. Хотелось бы помогать молодым художникам, организовать мастерские для них, проводить выставки, приглашать специалистов для мастер-классов. Это все очень большой объем работы, для которого нужна серьезная финансовая поддержка. В принципе, я не жалуюсь, потому что нам помогают, чему я очень рада, поскольку не ожидала такого позитивного отношения со стороны спонсоров и людей, которые принимают участие в наших мероприятиях.

6132_src

Вы выставляетесь за границей, пропагандируете азербайджанское современное искусство. И Вас, наверное, часто просят взять слово. Как Вам даются публичные выступления?

Ой, я очень и очень не люблю выступать. Для меня это одна из самых больших проблем, потому что я не могу преодолеть ужасный страх перед публикой. Накануне выступления ночь не сплю, переживаю. Мне легко, когда я общаюсь с людьми непосредственно. А когда подхожу к микрофону и вижу необозримое множество лиц, то сразу забываю, о чем должна говорить.

А с чем это связано?

Не знаю, со мной всегда так. Перед выходом я бываю почти в полуобморочном состоянии. Даже в университетах приходилось делать презентации через силу. Помню один экзамен, на котором надо было представить презентацию, иначе провалишь весь семестр. Я не выходила из библиотеки, заявив, что никуда не пойду. Все уже начали, когда мне пришлось, наконец, заставить себя выйти. Опоздала, но все-таки пришла. Все прошло нормально, но чего это стоило…

Будучи творческим человеком, Вы возложили на себя ответственность руководить организацией. Наверное, это нелегко?

Да, очень. Руководить сложно, но приятно. Я с удовольствием это делаю. В то же время хочется работать над собой, а совмещать это сложно. Времени почти не остается, о личной жизни уже не говорю. Иногда хочется несколько дней посвятить своему творчеству и не приходить в офис. Тем более, что у меня всегда есть пара идей, которые неплохо было бы реализовать, просто для этого нужно найти время.

Над чем Вы сейчас работаете?

У меня есть новые идеи, каким еще образом и в каком варианте можно использовать краски. Я очень люблю живопись и работу с цветом, хочется выжать из него весь потенциал. Меня интересует сочетание красок с другими материалами, способ манипуляции ими в трехмерном состоянии. Но для начала надо поэкспериментировать, чтобы определиться с направлением.

6133_src

Руководящая должность временами подавляет творчество, однако это не тот случай. Аида Махмудова из тех редких людей, кто способен разглядеть внутреннюю красоту человека, вещи или ситуации. Пусть со временем окажется, что привлекательное уродливо или наоборот — «без разочарований неинтересно», — считает художница. Человеку, который считает, что красота — это наполненная смыслом гармония внутреннего и внешнего, сам Бог велел творить.

И наша героиня видит свое будущее не иначе, как в качестве художника в YARAT!. Она с большой симпатией отзывается о Луизе Буржуа – художнице, всю жизнь упорно работавшей над собой и до конца своих дней остававшейся актуальной.

«Вообще мне симпатичны все женщины-художницы, — признается Аида. – Не потому что я женщина. Я считаю, что у мужчин многое лучше получается... кроме воспитания детей».

То есть лучшие повара, дизайнеры, архитекторы – мужчины?

В общем, да. Дело, наверное, не в том, что что женщину «подавляли» когда-то, но раньше женщины были не так свободны, как сейчас. А мужчины всегда были свободны в своих проявлениях, и это, наверное, уже заложено в генах. Может, через какое-то время мужчины и женщины в этом смысле сравняются. Мне кажется, мужчины более выносливы и менее эмоциональны, это немаловажно. Зато женщина несравненно лучше создаст уют в доме и воспитает ребенка.

Ваше женское мнение, нужно ли вообще уравнивать мужчину и женщину?

Я за равные позиции и смотрю на женщин так же, как смотрю на мужчин. У них равные права, просто у мужчин что-то лучше получается, поэтому в этом им стоит уступить..

6134_src

Вы бы хотели быть мужчиной?

Да. В каком-то смысле мужчинам легче. Они более трезво смотрят на вещи, и их судят не так строго, как женщину.

Затронув вопросы творчества и взаимоотношения полов, мы не могли не коснуться той темы, которая возникает в результате слияния того и другого – теме детей. Художница, по ее собственному признанию, своими жизненными позициями обязана тому, что не дано мужчинам, — рождению ребенка: «Женщина становится женщиной, когда становится матерью». Именно после рождения дочери в работах Аиды Махмудовой появилась углубленность, обращенность внутрь своего «я».

Стремление разобраться в себе ощущается в особом внимании к подсознательному. «Мне нравится грань между абстракцией и реальностью, — признается она, – вот на этом стыке можно найти себя».

По ребенку можно с детства определить, есть ли у него способности. Как Вы думаете, будет ли дочь продолжать Ваше дело?

Мне хотелось бы, чтобы она продолжала. Возможно, не в рисовании, но в какой-нибудь сфере искусства. Она очень любит музыку, хотя у меня вообще нет ни слуха, ни голоса. Видимо, унаследовала от бабушки. По тому, как она ритмично двигается, я вижу: это надо развивать. Когда подрастет, я бы хотела снять ее в кино, но пока это просто фантазии. Рисовать она любит, и этому легко можно научить.

Но главное — умение думать, как художник, материализовывать свои идеи. Это и есть талант.

Какими правилами Вы руководствуетесь в воспитании дочери?

Важнее всего – не ограничивать ее свободу в своих действиях, например, позволять рисовать на полу (хоть пол и жалко очень). Нельзя подавлять в ребенке творческий подход; если это что-то безобидное, — пусть делает. Когда была младше, пару раз было, что ущипнет или ударит. Я, конечно, говорила, что нельзя, и она больше так не делает. Она маленькая, не понимает еще всего, но я все равно стараюсь объяснять, почему нельзя. Неправильно просто так сказать «нет», надо объяснять свои запреты. И врать детям неправильно. Дети иногда лучше взрослых все понимают.

При своем напряженном рабочем графике Аида старается проводить с дочерью как можно больше времени, а всем работающим мамам рекомендует завести себе твердое правило — посвящать детям определенные часы после работы или даже весь выходной.

6135_src

6136_src

Сейчас у нее самой свободного времени нет: YARAT! готовится к Венецианскому биеннале в июне. Это будет первый проект организации на таком уровне. YARAT! разрабатывает стратегический план презентации современного искусства Азербайджана зрителям, которые с ним не знакомы.

Творения, выставленные на биеннале, приобретут особую ценность и года через полтора уйдут с молотка при поддержке аукционного дома «Christie’s».

«Хотелось бы, чтобы работы наших художников продавались, и коллекционеры покупали их в свои собрания. Мы этого добьемся обязательно».

А уже через два года YARAT! будет функционировать как музей современного искусства со своей постоянной коллекцией. А пока планируется разработка и запуск образовательной программы.

YARAT! также продолжает приглашать лекторов из России для докладов на тему искусствоведения. Помимо этого, YARAT! открыт для молодых талантов, готовых к работе и сотрудничеству. Организация периодически устраивает «день открытых дверей» — беспрецедентные выставки, на которые любой художник может прийти и выставить свои работы.

Как Вы определяете, делать ли ставку на художника?

Чутье. Ну, и прислушиваюсь к мнению других. Я и еще несколько художников обсуждаем работы вместе, чтобы сложилось объективное мнение. Есть молодые, но ленивые, с ними не получается работать, потому что они, к сожалению, не создают ничего нового. А творить из-под палки невозможно.

Но есть и талантливые, которые хотят работать. Они живут этим. И работы у них хорошие и, чем дальше, тем лучше. У этих художников хорошие перспективы!

6137_src