Баллады о востоке

Screen Shot 2015-11-19 at 11.11.18

Многим знакомы хрестоматийные строки из "Баллады о Востоке и Западе" Киплинга:

"О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,

Пока не предстанет небо с землей на страшный господень суд".

Но не все помнят продолжение этих строк:

"Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род

Если сильный с сильным лицом к лицу у края Земли встает?"

Авторы четырех книг, отобранных нами на сей раз,  - именно такие сильные люди, бесстрашно окунувшиеся в притягательную магию Востока.

"ПОЛНОЧНАЯ МЕССА" - ПОЛ БОУЛЗ

1

Родившись в Америке и проведя небольшую часть юности в Париже, Боулз почти всю вторую половину XX века прожил в Марокко, Танжере. Как пишет один критик, "ни один американский писатель не погружался в арабскую культуру столь надолго. Подобно Джозефу Конраду и его герою Марлоу, Боулз совершил путешествие в самое сердце тьмы". Тьму в данной фразе следует понимать не только географически — как безвозвратное странствие в глубь иной культуры, но и — прежде всего — как странствие экзистенциальное, в мистическую, а порой и ужасающую глубь самого себя, где встречаешь Иное, в Восток-Исток собственной души. По роману Боулза"Под покровом небес" (1949), вошедшему в список ста лучших англоязычных романов, Бернардо Бертолуччи в 1990 году снял одноименный фильм с Деброй Уингер и Джоном Малковичем в главных ролях.

"КАСПИЙСКАЯ КНИГА" -  ВАСИЛИЙ ГОЛОВАНОВ

2

Российский писатель, путешественник, эссеист, автор интереснейших травелогов, популяризатор концепции геопоэтики в последней своей книге задается целью выстроить свою Каспиану — пространство понимания и диалога с экзотическими ландшафтами, традициями и верованиями прикаспийских стран: Азербайджана, Дагестана, Ирана, Туркмении. С распахнутыми разумом и сердцем автор скитается в поисках наставников и друзей. Путешествие Голованова — не попытка ускользнуть от кошмара реальности, а смелость взглянуть этой реальности в лицо, нащупать входные порты иных ценностных систем (в данном случае ислама), смелость неполитического видения ситуации. Командировка в Азербайджан от журнала "Баку" становится для автора триггером, запускающим алхимическое претворение пространства в слово, примиряющее в своей матрице понятия "мы" и "они". Иначе говоря, "Каспийская книга. — это путешествие в поле общечеловеческих смыслов.

"ДРЕВНИЙ КИТАЙ" -  ЖАК ЖЕРНЕ

Увлекательная брошюра почетного профессора Коллеж-де-Франс знакомит читателя с основными фактами истории, культуры, геополитики Древнего Китая — одной из древнейших цивилизаций мира, родиной четырех великих изобретений: бумаги, компаса, пороха и книгопечатания. Вопреки расхожему мнению, что Древний Китай жил в глухой изоляции, автор доказывает, что эта изоляция никогда не была абсолютной, и показывает, как огромен долг Китая перед кочевыми народами и оседлыми цивилизациями Среднего Востока и Центральной Азии. Увлекательно рассказывается о связанном с космологическими концепциями ритуале, игравшем важную роль в жизни Древнего Китая. Не менее интересны страницы, посвященные философским школам: конфуцианству, даосизму и школе Мо-цзы.

"ИНДИЙСКИЕ ДНЕВНИКИ" -  АЛЛЕН ГИНСБЕРГ

Indijskie_dnevniki

Дневники неформального лидера поколения битников позволяют ощутить пряный аромат Индии без туристической мишуры, ибо Гинсберг никогда не судил одну культуру по меркам и лекалам другой. Ища духовного просветления, вечно свободный и вечно молодой поэт, всерьез увлекавшийся буддизмом, не счел зазорным занять позицию ученика и отправился в одно из своих многочисленных путешествий. Именно после этого путешествия Гинсберга на Западе возникла волна интереса к верованиям и культуре Индии. Гинсберг стал одним из тех, кто дал толчок эпохальному паломничеству "детей цветов" — хиппи — в эту древнюю страну. Год с небольшим автор дневников странствовал по этой земле; именно здесь он избавился от пристрастия к наркотикам, возмужал, уверовал в собственные силы и обрел твердую опору благодаря буддизму.

 

Текст: Ниджат Мамедов / Фото: Тимур Наджафов