Амира аль-Тавил: красота сердца и души

1

Серьги Graff

История принцессы Амиры аль-Тавил — история Золушки: девушка из семьи среднего класса стала женой принца. Принцесса Амира всегда выступала за права женщин, она первой отказалась носить абайю — традиционное в арабских странах женское одеяние. Она независима, целеустремленна и вместе с тем скромна, обладает ценным даром сопереживания, а к тому же неоспоримым художественным вкусом и врожденным чувством меры — не приходится удивляться, что она стала образцом, настоящей иконой стиля для многих женщин. Амира много ездит по миру, занимаясь благотворительностью, но всегда рада возвращению домой — там ее семья, друзья и милая сердцу пустыня.

Известно, что Вы, несмотря на высокое положение, активно занимаетесь благотворительностью: боретесь за гендерное равноправие, помогаете неумущим и решаете проблемы молодежи в вашей стране. Для многих - Вы не только образец для подражания, но и человек новой формации, ведь Вы своей активной жизненной позицией, по большому счету, разрушаете западные стереотипы относительно женщин Востока...Почему Вы выбрали этот путь?

Скорее путь выбрал меня. Ведь я была всего лишь девочкой среднего достатка, мечтала стать врачом...И вот я вышла замуж за принца, и моя жизнь круто изменилась. Вначале я сосредоточилась на своем образовании. Если у человека нет образования, то у него нет и защищенности, уверенности в себе, поэтому я прежде всего занялась учебой. Затем стала участвовать в благотворительных проектах, управляя Фондом Аль-Валида ибн Талала, и за два года подняла организацию со всей ее отличной командой, проводившей за год 20 проектов, до уровня, когда она смогла осуществлять 60 проектов в год. Мне очень повезло снискать любовь саудовского народа. И эта любовь взаимна. Я решила использовать преимущества, дарованные мне любовью народа, чтобы продвигать проекты, полезные для всего общества. А начала с молодежи потому, что это та сфера, где больше всего проблем: безработица, косность мышления…

Десять лет назад я работала в посольстве Саудовской Аравии в Азербайджане. Познакомилась с вашей культурой и понимаю, что значит быть разведенной женщиной в вашей стране. Это требует большого мужества…За десять лет многое изменилось. У нас стало куда больше разводов — увы… И нравы меняются: общество уже не так осуждающе относится к разведенным женщинам, как раньше. Сейчас разведенная женщина может жить самостоятельно, сама себя обеспечивать, участвовать в принятии важных решений, и это встречает больше понимания. Что касается меня, то я теперь разведенная деловая женщина и могу сделать очень много полезного для общества.

Вы много занимаетесь благотворительностью, решаете проблемы других, путешествуете… А о своей жизни задумываетесь, о своем будущем?

Возможно, но думаю, что всему свое время и то, что мне суждено, не пройдет мимо меня… Я не могу отказаться от работы в пользу личной жизни. Если женщина независима, инициативна и имеет активную жизненную позицию, то она найдет время на все. Например, я говорила с Лейлой Алиевой. Она полна энергии и все успевает: работает, воспитывает детей. И я уверена, что ее ничто не остановит. Такой женщине тяжело отказаться от работы в пользу личной жизни…

Screen Shot 2015-12-15 at 9.55.36

Верите ли Вы в любовь?

Я верю в любовь, но ее в наши времена неправильно понимают. Современный человек подразумевает под любовью сумасшедшую страсть, но это — лишь часть любви. Для настоящей любви нужны дружба, взаимоуважение, взаимопонимание… Люди забывают об этом, видят в ней лишь какую-то химическую реакцию в мозгу. Я же верю в любовь во всей ее полноте.

Какой наилучший совет Вы когда-либо получали?

Он звучал так: «Тот, кто что-то делает, не беспокоится по пустякам, а тот, кто беспокоится, ничего не делает».

Вы публикуете свои стихи, рисунки?

Не все. Наверно, процента два всего того, что я сочиняю или рисую, попадает в социальные сети. Людям как будто нравится, но в целом я не очень склонна к публичности. Я скорее замкнутый человек.

Вы пишете на английском или на арабском?

На обоих языках: и на английском, и на арабском… Повторю — я не считаю себя человеком искусства. Я хотела бы иметь больше свободного времени, чтобы совершенствоваться и учиться чему-то. Это просто способ самовыражения. Я встречалась с Лейлой Алиевой, которая призналась мне, что никогда не училась живописи, не брала уроков. Она просто рисует — видимо, у нее просто есть к этому талант… И она тоже не называет себя человеком искусства или художником. Я была просто изумлена: Боже мой, да ведь она такая же, как и я!

2

Серьги и кольцо Graff

И Вы тоже считаете, что не нужно учиться рисованию?

Признаюсь, у меня было желание учиться живописи. Я была во Флоренции, там есть один итальянский художник, Марко, очень известный. Я взяла у него несколько уроков. Как-то он нарисовал что-то, и я повторила, почти скопировала его работу. И тогда он сказал мне, что я не должна учиться. Я спросила, почему? Он попросил не обижаться и сравнил меня с губкой, которая быстро впитывает. Он сказал, что я могу впасть в подражательство, а это убьет мою индивидуальность. Поэтому мне лучше не учиться.

Где Вы черпаете вдохновение?

Я объездила весь свет, видела столько прекрасных его уголков, побывала более чем в семидесяти странах, но я люблю мою страну, люблю ее природу, пустыню и не променяю все это ни на что другое. Я люблю все то, что делает пустыню особенной, люблю жителей пустыни — за то, что они умеют выживать и учат нас тому же. Дух пустыни, моей страны, ее красота — все это живет во мне и отражается в моих работах.

А есть ли место, где Вам хотелось бы задержаться подольше?

Я люблю путешествовать, но, пожалуй, не смогу жить в другом месте. Я привыкла ко всему родному, даже к погоде. Как и Азербайджан, Саудовская Аравия развивается очень быстро, и сейчас самое подходящее время, чтобы быть там, в центре событий. Но у меня есть не только деловые, но и личные мотивы, ведь там моя семья, друзья, пустыня — все, что дорого моему сердцу. Повторяю, я ни на что не променяю все это!

Какое мнение сложилось у Вас о нашей стране и ее людях в процессе Вашего визита?

Не могу сказать, что уже сложилось целостное впечатление. Я побывала в нескольких местах, в двух музеях, в культурном центре и в одном историческом месте. Нужно осмотреть все. Я чувствую, что ваша страна очень красива, что она только в начале своего пути, что страна развивается. Я чувствую, что женщина здесь пользуется огромным уважением. Повсюду, где бы я ни была, я видела работающих, независимых женщин. И это очень меня впечатлило. В то же самое время это очень гостеприимная страна. И это не страна зацикленных на себе эгоцентриков: здесь есть коллективный дух, который чувствуется в каждом азербайджанце.

Screen Shot 2015-12-15 at 9.57.42

Какие идеи сотрудничества возникли?

Мы много говорили о сотрудничестве. В моей организации мы находим и реализуем самые перспективные идеи, предложенные молодыми людьми. Например, идея использования продукции Apple, предложенная одним незрячим юношей, по имени Мухаммед. Она состоит в вербализации фотографий: незрячий фотографирует то, что находится перед ним, а устройство описывает ему, что это. Таким образом люди с ограниченными возможностями по зрению смогут пользоваться социальными сетями, записывать лекции, вообще жить полноценнее. Мы обучили 12 слабовидящих пользоваться этим приложением. Одна из них, маленькая девочка, разрыдалась от счастья! Ей больше не нужно звать сестру, чтобы одеться, да и выбрать наряд она может самостоятельно. Теперь никто не обманет ее в магазине, она может общаться с людьми по всему миру, пользоваться социальными сетями — ведь теперь у нее есть свой профиль! Именно такими проектами мы и занимаемся в Центре социальных инициатив — помогаем им развиваться и влиять на жизнь простых людей.

Сейчас я — специальный посол американской школы Перкинса для слепых, одной из ведущих школ, занятых созданием образовательных программ для слепых и слабовидящих, чтобы помочь им стать самостоятельнее в повседневной жизни. Планирую проводить проекты этой школы в жизнь во всем мире, в том числе и у вас в Азербайджане. В современном мире рождается бесконечное множество идей, и мы готовы поддержать самые передовые и полезные. Надеюсь, что сотрудничество у нас сложится, особенно с Фондом Гейдара Алиева.

Как Вы справляетесь с эмоциями, видя чужие страдания?

Я переживаю то же, что и все: чувствую себя виноватой, не могу есть, утираю слезы… Я видела много ужасов на своем не таком уж долгом веку. Но я знаю, что кто-то должен идти к страждущим, должен видеть их страдания, помогать и рассказывать об этом миру, чтобы привлечь внимание общественности. Меня всегда вдохновлял пример принцессы Дианы. Она могла бы жить так же, как любая молодая женщина ее круга, прожигая жизнь попусту. Но она пошла к больным детям, к жертвам СПИДа, она говорила с ними, жала им руки, сострадала им… Она стала первой коронованной особой, которая показала миру чужую боль. Влиятельные, публичные люди обязаны это делать, как бы тяжело им ни было, потому что они, если хотите, послы мировой общественности… Я очень ценю таких людей, как принцесса Диана, Анджелина Джоли, — подобных им сотни. Они правильно пользуются своей известностью и влиянием.

 

Интервью: Нигяр Назарова / Фото: Frederic Aranda