Пока все спят

Ночь, темнее не бывает. Никак не могу заснуть и периодически возвращаюсь к мыслям о Рено, к беседе с ним одним ветреным февральским утром в городе ветров. Разговор зашел о сокрушительных мировых событиях, если можно так назвать происходящее на планете, увлекая нас в омут политики.

Я сидела за чашечкой крепкого кофе и разговаривала с французским художником, посвятившим свое творчество тематике войны, военных конфликтов и человеческих страданий. Художник-экспрессионист Рено Балтзингер стремится донести до публики весь ужас человеческих страданий. Музей Орсе в Париже оценивает живопись художника как очень актуальную и инновационную, по их мнению, Рено в искусстве своего рода Феникс, возрождающая экспрессионизм.

ere

Рено отразил уже в своем творчестве сцены массовых убийств в Тибете, Палестине, Косово, Японии (атомная атака), а также еврейский геноцид. Он работал в нескольких зонах конфликтов, по его мнению, вероятность Третьей мировой войны заставляет тревожиться о нашем будущем.

Мне хотелось бы донести до всех, что на самом деле я очень люблю людей. Мне иногда моя дочка говорит: «Папа, ты очень добр!», имея в виду, что я чересчур добр - но в этом весь я.

PETIT PRINCE-OPUS 3- 21 juin 2013 - Naissance du petit prince

Пока он выкуривал сигарету, я думала о том, что, действительно, только человек чересчур добрый, настоящий пацифист и может превратить свое искусство в орудие борьбы со злом. Вы скажете, слишком много пафоса, но с некоторыми людьми и в некоторые моменты жизни нас переполняют такие чувства, что и пафос бывает вполне уместным. Мы беседовали несколько часов кряду, но если спросите, что тебе запомнилось больше всего, отвечу: глаза Рено и то, с каким чувством он рассказывал о своей последней работе, выставленной в Центре Гейдара Алиева, «Белое произведение». Почему «белое»? Он рассказал историю своего первого приезда в Баку, когда вдруг отключили свет, и он остался в полной темноте.

Но этот город на самом деле очень светлый, подумал тогда о Баку. И уже работая над скульптурой, решил, что моя работа будет исключительно белой. Я работал на основе фотографий, где были изображены трагические события в Ходжалы. Однажды я долго рассматривал фотографию, на которой была изображена женщина, - тут голос его дрогнул. – Она лежала на земле и словно изучала свет. И тут у меня возникла идея создать свое новое видение Ходжалы — это должна быть объемная работа: женщина и дети Ходжалы.

KHOJALY_140x085_D

Они будут чистого белого цвета, решил я тогда, без следов крови… Я сделал эскизы… одна идея сменяла другую ... отсортировать нужную – не очень просто. Работа художника не совсем то, что порой о ней думают. Это очень долгий и кропотливый труд, в который включаются интуиция, рефлексия и собственное мышление. Я понял, что часть меня самого, все мои чувства и мысли будут реализованы в этом произведении. Эта женщина должна олицетворять собой любовь.

В Париже я начал работу. Так совпало, что через три дня после начала работы скончался мой отец. В душе возникли новые горестные чувства, которое я также использовал в этом процессе. Наконец исчезли последние сомнения: если раньше я думал, что скульптура будет стоять, то теперь я вижу ее лежащей. Мертвой. Без надежды на воскресение.

IMG_9455 - Copie

В конце концов, художнику позволено все. В течение почти трех месяцев я работал над скульптурой. Часто просыпался ночью и часами смотрел на нее. Я знал одно: она должна быть совершенной, и должна заставить всех нас выйти, наконец, из ночи. Это мой второй визит в Азербайджан. Год назад я смог познакомиться и пообщаться лично с людьми, пережившими эту ужасную трагедию. До этого я черпал вдохновение в фото и видео-документах, к тому же в ограниченном количестве.

Рено Балтзингер не мог поверить, что в XXI веке можно молчать о такой кровавой бойне и не признавать факт Ходжалинской трагедии. Несколько лет назад брат, работающий в Баку по дипломатической линии, передал Рено несколько фото жертв Ходжалинской трагедии и попросил изучить и отразить в своем творчестве. Пока он изучал и раздумывал, был в поисках вариантов реализации живописной работы, его горячо любимый брат тяжело заболел.

Copie de 8- le silence d'une Reine -06-05-2014 - la cuillère du diable

Брат лежал в коме в реанимации, а я находился рядом, в больнице в ожидании врачебного вердикта. Помню, в глаза бил яркий жесткий свет, такой неестественный и с другой стороны, несмотря на свет, все словно было погружено во тьму. В какой-то момент я вдруг увидел кровь, ярко-красную, она выглядела ужасно на контрасте смертельно-бледного цвета больничных стен, и тут я ощутил, как все мои страдания, страхи, боль слились воедино с тем, что испытывали люди там, в Ходжалы.

Поэтому в картинах о Ходжалы так много ярких красок на белом и одновременно черная серия с уже только черными красками. Брат вышел из комы и, казалось, что опасность миновала,… но его внезапная смерть погрузила в глубокую скорбь, тем самым разжигая страсть к работе над Ходжалы. В исступлении переживая свой кошмар, свою потерю, я одновременно решил исполнить завещание брата: донести правду этого кошмара до всех уголков мира, правду, которую так упорно замалчивают и игнорируют.

Copie de Hugues dans le Jardin Noir 1- le 09 mars 2013- L'ACCIDENT

Это особенно актуально сейчас, в то время, когда моя родина Франция переживает свои самые тяжелые часы – сегодня Ходжалы отдается человечеству эхом. Моя серия из 70 картин «Ходжалы» предназначена для тех, кто не знает свою историю и не хочет понять, насколько тесно сплетена история всего человечества.

Мы привыкли многого не замечать – особенно, что происходит вдалеке от нас. Но мы должны помнить, что любая несправедливость и жестокость в самом отдаленном уголке планеты со временем может ворваться в нашу жизнь сокрушительным вихрем.

И творит художник черными ночами, пока все спят. Пока спят дети с миром.

 

Текст: Кенуль Рафиева