Я ЧАСОВЩИК

Триста лет назад на Петергофском (ныне Петродворцовом) заводе гранились драгоценные камни для императорской короны и драгоценных яиц Фаберже, а позже изготавливались рубиновые звезды для кремлевских башен и самые тонкие в мире механические часы «Рекорд» – золотой медалист Лейпцигской ярмарки... Креативный директор часового бренда «Ракета», владелец родового замка с охотничьими лесными угодьями во Франции, потомственный граф Жак фон Полье рассказывает нам, чем плох маркетинг и чем хороши «ракетные» механизмы, что значит пересечь пустыню Гоби на старой «Ниве» и многое другое. А также дает свои ответы на три главных вопроса философии.

raketa-watches-jacques-von-polier (9)

Что бесценно? – размышляет Жак фон Полье. – Чего вы не купите ни за какие деньги? Во-первых, это знания. Знания производства уникальны: у каждого мирового бренда есть что-то, в чем он лучше всех. Например, с Hermes никто не сравнится в обработке кожи. А «Ракета» производит свои механизмы от А до Я. В мире всего четыре таких завода: Rolex, The Swatch Group, Seiko и мы. Если бренд не производит все сам, то никаких эмоций его продукция не вызовет. «Ракета», обладая уникальными знаниями в области микромеханики, поставляет сложные детали тем же швейцарским брендам, которые не умеют того, что умеем мы...

А во-вторых, это не просто знания, а ноу-хау. Закройте часовой завод – и через полгода вы уже не сможете его открыть снова, потому что никто не сможет подсказать, как он работает. У нас сейчас много старых часовщиков, передающих свое мастерство молодому поколению. Это сложно, и не так-то легко еще найти молодых людей, готовых долго и прилежно обучаться, зато потом они у нас работают. И, наконец, историю тоже не купишь. Нашему заводу триста лет, он старейший в России, в одном только Эрмитаже около 600 его предметов... Такое не создашь с нуля.

DSC_1302

А как получилось, что Вы, француз, спасаете российскую часовую индустрию?

Дело не в том, что я француз, – мне вот помогают друзья, большинство из которых русские... Просто я давно

живу в России. Мне всегда были интересны бренды, и я заметил, что их в России мало. Многие исчезли во время революции, войны, перестройки, приватизации... А позже, в 90-х, русские массово грезили Западом, и это было потенциально смертельно для любого чисто русского бренда.

Вы привносите в ДНК «Ракеты» что-то французское?

Это стопроцентно русская мануфактура, и то, что я там появляюсь, ничего не меняет. Не стал же Chanel немецким брендом от того, что в нем начал работать Карл Лагерфельд! Если бы меня взяли на работу в Rolex, я бы делал часы, похожие на Rolex. Но... назовите мне хотя бы одного писателя или композитора из Канады. Не можете? Потому что у Канады нет мировой культуры.

2_2_100x120cm

И потому мировых брендов тоже нет. А Россия – поистине удивительная страна: Чайковского и Рахманинова играют в концертных залах по всему миру, Достоевского читают по всему миру, во Франции в школахизучают Петра I, Николая II , русскую революцию, Ленина, Сталина... Но обычно страны с мировой культурой имеют мировые бренды, как США, Англия, Франция, Италия, Германия. А в России таких брендов мало. Наша цель – выправить положение. У нас сейчас два бренда: «Победа», созданная в 1945-м, и «Ракета», созданная в 1961-м и названная в честь полета Гагарина. Но я ни в коем случае не буду пытаться сделать исторически русский бренд французским – это был бы позор!..

Вы собирались открыть модный дом на базе «Ракеты»...

Когда у вас есть такой завод, вам уже ничего создавать не надо. Тот же Hermes в начале XX века производил лошадиные седла и производит до сих пор. Седло от Hermes стоит порядка 200 тысяч евро, они не для всех, но они лучшие в мире. И весь имидж бренда связан с лошадью: купите парфюм от Hermes – и вы увидите маленьких лошадок на флаконе, на упаковке... Лет через пять мы будем похожи на Hermes – у нас все будет, только на нашем гербе будет не лошадь, а часы. Мы уже начали выпускать красивые шелковые платки, ювелирные изделия, запонки. Только у нас пока, в отличие от Hermes и Chanel, слабые инвестиции...

DSC_1160

Оттого и рекламной кампании как таковой нет?

Да, рекламой мы не занимаемся, и на это есть причины. Каждый рубль мы пускаем на производство: покупаем новые станки, обучаем молодежь. Это для нас главное. Если позволите критиковать современный люкс, я скажу так: большинство люксовых производителей слишком много внимания уделяет маркетингу. Сравните компании Louis Vuitton и Hermes: обе имеют около 4000 сотрудников, но у LV 80% кадров – в отделе продажи и маркетинга и только 20% на производстве, а у Hermes наоборот. И, естественно, я больше уважаю Hermes. Если главная мотивация – прибыль, то это уже не совсем люкс, на мой взгляд.

Petrodvorets_Classic_1

Сейчас «Ракета» уверенно выходит на постоянную орбиту. Она два года подряд появлялась на выставке в Базеле, а недавно пятитонный крупнокалиберный хронометр украсил «Детский мир» на Лубянке, потеснив в топе механических гигантов и кремлевские куранты, и лондонский Биг Бен, и пражский Орлой. «Мисс мира» Ксения Сухинова, лицо бренда Valentin Yudashkin, сфотографировалась для постеров «Ракеты», а Наталья Водянова разработала новый дизайн «Города» для часов, которые показывают время в Нью-Йорке, Москве, Лондоне, Гонолулу, Сан-Франциско и других крупных городах. Уже через год, считает граф фон Полье, завод выйдет на прибыль. Правда, пока что дело отдает авантюрой. Почти как то грандиозное путешествие по Средней Азии, что описал Жак на 400 страницах своей книги — Davai! Sur les chemins de l’Eurasie...

Самое страшное для меня – убивать время перед телевизором. Я очень люблю путешествовать там, где туристов нет: это отключает от повседневной жизни, это настоящее. Для меня лично туристические зоны очень скучны. Я люблю путешествовать без плана, со скудным бюджетом, на старомодном, «человеческом» транспорте. Я пересек весь Китай на старом китайском мотоцикле и всю Евразию – на русской автомашине. Много ходил пешком по Афганистану, а в 1999 году обошел весь Кавказ. Был и в Баку, помню вашу историческую башню... На Кавказе самое интересное – это маленькие горные деревеньки. В Азербайджане помню такие: там люди жили так же, как и пятьсот лет назад. Наверное, эти деревни скоро исчезнут, везде будут дороги и Интернет...

raketa-watches-jacques-von-polier (10)

Молодежь уезжает в города, чтобы учиться...

На самом деле все хотят Макдональдс и айфон. Их тянет в город обман маркетинга. Заходишь в ресторан – и видишь: никто не общается, все уткнулись в свои айфоны. Вот что страшно, гораздо страшнее, чем езда по пустыне, кишащей бандитами!.. Очень хорошо помню, как был в Монголии, в пустыне Гоби. Бензин в пустыне на вес золота, а тогда был дефицит бензина, за него готовы были убивать. Китайские торговцы продавали бензин по пять евро за литр. А у нас была машина с запасом бензина, и несколько раз какие-то всадники пытались нас остановить... Но мы оказались быстрее.

Согласно пословице, сапожник вечно без сапог. Часовщик Жак живет в вечной гонке со временем. Пока «Ракета» отсчитывает секунды, он мечтает притормозить время, чтобы успевать больше, еще больше... Каждая его минута принадлежит заводу, и как бы в знак этой несвободы он носит на каждой руке по нескольку штук часов. Как сам он признается, это дает ему хороший повод поговорить о часах: куда бы он ни пришел, кто-нибудь да поинтересуется.

Screen Shot 2016-05-03 at 11.25.50 Наталья Водянова создает дизайн новых часов марки "Ракета", продажи которых будут осуществляться в пользу фонда "Обнаженные сердца"

До «Ракеты» я часов не носил. Мне в принципе неудобно что-то носить, я люблю попроще. Редко меняю свой стиль: либо костюм с белой рубашкой, либо футболка «Ракета». На бренды не особенно смотрю. У меня есть человек в Париже, который очень хорошо шьет классику, всегда у него заказываю.

Бываете ли во Франции?

Раз или два в месяц, но хотелось бы чаще. Что ни говори, Франция – очень красивая страна. Пожалуй, самая красивая в мире...

Даже телепередача «Принц желает познакомиться» не помогла ему покинуть список самых завидных женихов Петербурга. Наверное, многих женщин мучает вопрос: есть «девушки Бонда», а какая она – девушка графа?

У Джеймса Бонда хороший вкус, только его часто предавали. Думаю, «бонд-герл», которой можно доверять, была бы идеальным вариантом... Но, если честно, я не готов ответить на этот вопрос. Я до сих пор не женат и не могу сказать, кто мне подойдет.

raketa-watches-jacques-von-polier (11)

Ваша генеалогия известна где-то с X века... Живя в чужой стране, «вырванный из контекста», чувствуете ли Вы историю за плечами?

И да, и нет. Три главных вопроса, на которые каждый пытается найти ответ: откуда я? Где я? Куда я иду? Если вы хорошо знаете своих предков, на первый вопрос вам ответить проще. В Советском Союзе люди мало знали о своих предках – дальше бабушек и дедушек никто и не вспомнит, не то что европейцы. И многие русские придумывают себе предков. Думают, что до революции все женщины ходили в длинных платьях и постоянно танцевали на балах... А таких женщин было всего каких-нибудь пятьсот, от силы тысяча. Остальному народу жилось довольно тяжело. Так что, зная своих предков, я могу ответить на первый вопрос. А на вопрос, кто я, у меня есть простой ответ: я – часовщик.

 

текст: Сона Насибова/фото: Raketa/Thomas Goisque