Опальная философия ready-made

В кругу британских арт-критиков до сих пор пересказывают историю о том, как во время официального визита президента Китая Си Цзиньпина в Великобританию, на приеме у королевы в Букингемском дворце премьер-министр Дэвид Камерон попытался расспросить главу КНР , какого он мнения о художнике диссиденте Ай Вэйвэе (Ai Weiwei). В ответ высокий гость со всей возможной корректностью, но весьма определенно дал понять, что не считает упомянутую личность художником. В те самые минуты, когда происходил этот разговор, в Лондонской Королевской академии искусств с огромным успехом проходила ретроспектива, посвященная творчеству опального Вэйвэя. Это была первая его персональная выставка, которую смог посетить сам автор.

AiWeiwei

Пролог

Лагерь на краю пустыни Гоби, 1958 год. Сюда, в «китайский Гулаг», был сослан в ходе репрессий, последовавших за кампанией Мао Цзэдуна «Пусть распускаются сто цветов», отец будущего художника Ай Вэйвэя, выдающийся поэт-модернист Ай Цин, со всей семьей. Здесь, в жутких условиях, отец на глазах у маленького сына подвергался всяческим унижениям.

Инсталляция S.A.C.R.E.D в церкви Sant’Antonin, Венецианская Биеннале, Италия, 2013 Инсталляция S.A.C.R.E.D в церкви Sant’Antonin, Венецианская Биеннале, Италия, 2013

Глава 1

Находясь под неусыпным наблюдением, 55-летний Ай Вэйвэй привык и к многолетней слежке, и к запрету выставляться во всех общественных музеях родного Китая. И все-таки этот авангардист- мечтатель всеми силами пытается своими инсталляциями и перформансами привлечь внимание мировой общественности к проблемам своей родины.

Вэйвэй, художник в непривычном смысле этого слова, блестяще курирует свои международные выставки посредством Skype, даже будучи неоднократно помещен под домашний арест в Пекине, а в 2011 году – и заключен в тюрьму на 81 день, что вызвало на Западе ряд политических протестов, петиций и стрит-арт кампаний под лозунгом «Свободу Ай Вэйвэю». После освобождения из-под стражи ему запретили комментировать происходившее с ним, но он находит способ молча рассказать о пережитом: китайский провокатор создает трогательную инсталляцию S.A.C.R.E.D из шести железных контейнеров, словно театральные сценки, без слов изображающих отдельные моменты его заключения.

Инсталляция S.A.C.R.E.D в церкви Sant’Antonin, Венецианская Биеннале, Италия, 2013 Инсталляция S.A.C.R.E.D в церкви Sant’Antonin, Венецианская Биеннале, Италия, 2013

Вызывая возмущение, неудобство и клаустрофобичные ощущения, миниатюрная фигурка Вэйвэя трапезничает, спит, принимает душ, подвергается допросу – и все это под неустанным наблюдением двоих конвоиров в униформе.

Глава 2

Китайский художник и политический активист в одночасье становится мегазвездой. Он учился в Нью-Йорке, где впоследствии прожил около десяти лет. Его искусство, полное дюшановских ready made объектов, берет начало в минималистских и концептуалистских традициях американских художников. Искусно претворяя обыденные предметы в произведения искусства, его «художественный манифест» отражает заявление скандального французского дадаиста Марселя Дюшана «Это просто моя игра. Ничего более».

Инсталляция Straight в комплексе Zitelle (Zuecca Projects), Венецианская Биеннале, Италия, 2013 Инсталляция Straight в комплексе Zitelle (Zuecca Projects), Венецианская Биеннале, Италия, 2013

Но, в отличие от культовых фигур поп-арта и дадаизма, так сильно повлиявших на формирование эстетики Вэйвэя, он отказался от фальсифицированного китча и броскости, заменив их элементами возвышенной китайской философии с присущими ей духовной простотой, тонким лиризмом, лаконичностью и даже смирением.

Глава 3

Через свое творчество Ай Вэйвэй открыто критикует правящую коммунистическую партию Китая, ее позицию по вопросам демократии и прав человека. Например, его приводящая в смятение инсталляция Straight (Прямо) из 150 тонн стальной арматуры, извлеченной с участка землетрясения 2008 года в провинции Сычуань, посвящена жертвам стихии. Вдоль монументальной работы, напоминающей нескончаемый тектонический ландшафт, Вэйвэй наносит на стены имена 5196 погибших детей, осуждая местные власти за безответственное и пренебрежительное отношение к человеческим судьбам.

Логотип Coca-Сola на старинной вазе династии Хань Логотип Coca-Сola на старинной вазе династии Хань

Осуждая исчезающую связь династического прошлого своей страны с бесконечно потребительским настоящим, Вэйвэй создает серию мебели, переосмысливая традиционную функцию деревянного антиквариата времени династий Мин и Цин, создавая бессмысленные объекты, нарочито убивая их историческую ценность. Неустанно показывая безразличие властей современного Китая к древнейшему культурному наследию, Вэйвэй в ходе перформанса разукрашивает бесценные вазы эпохи неолита и династии Хань надписями «Кока-Кола», перекрашивает их промышленной краской и, наконец, разрушает. Искусствоведы окрестили подобные работы Вэйвэя художественным вандализмом.

Инсталляция Colored Vases, 2007—2010. На стене — Ай Вэйвэй разбивает древнюю вазу ханьской династии Инсталляция Colored Vases, 2007—2010. На стене — Ай Вэйвэй разбивает древнюю вазу ханьской династии

Глава 4

В каждом протесте Вэйвэя прослеживается много ссылок на судьбу его семьи. В частности, отца, пострадавшего в годы «культурной революции» за свою элитарность. Его инсталляция Very Yao, собранная из ста пятидесяти китайских велосипедов, посвящена памяти 28-летнего Ян Цзя, приговоренного к смертной казни за то, что его велосипед не был зарегистрирован.

Инсталляция Very Yao, Тайбэйский музей изобразительного искусства (Taipei Fine Arts), Тайвань, 2011 Инсталляция Very Yao, Тайбэйский музей изобразительного искусства (Taipei Fine Arts), Тайвань, 2011

Создавая эмоциональные работы, свойственные поэтической натуре художника, Вэйвэй скорбит по вырубленным лесам и уничтоженной природе, неустанно воссоздавая их на выставочных площадках. Он показывает скрипку с черенком лопаты вместо грифа, осмеивая «трудовое перевоспитание» китайской интеллигенции; ваяет камеру видеонаблюдения из такого же мрамора, из какого выстроен мавзолей Мао Цзэдуна; выставляет противогаз, символизирующий отсутствие чистого воздуха в крупных городах Китая, и наручники из нефрита, напоминающие о его аресте...

Стрит-арт в поддержку Ай Вэйвэя, Нью-Йорк, США Стрит-арт в поддержку Ай Вэйвэя, Нью-Йорк, США

В место эпилога

Пожалуй, именно статус «невыездного» художника, невозможность присутствовать на открытии своих выставок и роль изгоя в своей стране возвысили Вэйвэя до статуса мифической личности, и именно это приблизило художника к зрителю, уничтожая расстояние.

Семена подсолнечника. Тейт Модерн музей, Лондон, Великобритания, 2011 Семена подсолнечника. Тейт Модерн музей, Лондон, Великобритания, 2011

В 2011-м журнал Art Review поместил Ай Вэйвэя на первую строку своего рейтинга самых влиятельных деятелей современного искусства. Сейчас, на пике всемирной славы и признания, Вэйвэй продолжает создавать работы, стирающие грань между искусством и политикой. Так, открывая свою выставку в Лондоне осенью 2015 года, Вэйвэй, укрывшись старым одеялом вместе со своим другом, прославленным скульптором Анишем Капуром, обращается к миру с просьбой вмешаться в судьбу сирийских беженцев.

Пузыри. Бленхеймский дворец, Оксфордширское графство, Великобритания, 2008 Пузыри. Бленхеймский дворец, Оксфордширское графство, Великобритания, 2008

Может быть, дюшановская «игра» и уорхоловский эпатаж – вот и все, что связывает Вэйвэя с политикой? Что если нет никакого бунтаря и акциониста, а все это FAKE — подделка, как называется его дизайнерская компания в Пекине?.. И все-таки хочется верить, что за скандальными выходками Ай Вэйвэя стоит глубокий философ-экзистенциалист, мыслитель, по-своему выражающий основную черту морали и этики Бунтаря великого Камю – не что иное, как долг безусловно и самоотверженно любить.

Ай Вэйвэй с Анишем Капуром, Лондон, Великобритания, 2015 Ай Вэйвэй с Анишем Капуром, Лондон, Великобритания, 2015

 

текст: ФАРАХ ПИРИЕВА/фото: пресс-материалы