50 заповедей Карима Рашида

screen_shot_2016-10-10_at_12.18.23

Унего на все есть свое эксклюзивное мнение, убедительно подкрепляемое фактами. Его колоссальная продуктивность вызывает немое восхищение. Он пропагандирует философию XXI века, а новость о его приезде появляется сразу с грифом «сенсация». Оптимистичный футурист, «живой классик», промышленный дизайнер Карим Рашид занимает в истории дизайна особое, далеко не последнее место.

riva_1920_dusk_chaise_01

Dusk Chaise, Riva 1920

Родиться в 1960-м – это своеобразный приговор. Свингующие 60-е в Европе и советские «шестидесятники», погружение в Марианскую впадину и первые полеты в космос, появление сверхскоростных поездов и сверхзвуковых пассажирских самолетов, борьба за равноправие полов и рас, сексуальная революция, пластиковый бум, мода на поп-арт и оп-арт – в такой вот атмосфере вырос Карим Рашид, один из самых известных, самых продуктивных и самых оригинальных дизайнеров наших дней. Его никогда не покидает вдохновение. Сейчас в его студии разрабатывается около 110 проектов одновременно. За плечами – коллаборации с Giorgio Armani, Coca Cola, Swarovski, Yahoo, Ralph Lauren, Gorenje, Kenzo, Sony, Issey Miyake, Prada, Toyota...

tonelli_pulse_table_04

Pulse Table, Tonelli

Он делает все, от зубных щеток и флаконов для духов до дизайна интерьеров, собирая награды и становясь героем музейных выставок. Редко отказывается от заказов, категорически против только одного – дизайна оружия. Синтетика, четкие цвета, гладкие поверхности, обтекаемые формы – дизайн, по твердому убеждению Карима Рашида, должен отвечать духу времени. В его «50 заповедей» входит и отказ от прошлого – он с удовольствием пользуется всеми достижениями технологического прогресса.

– Лично я не живу с вещами, которым больше пяти лет. Я синхронизирован с современным миром и не хочу возвращаться в прошлое. Взгляните на свой телефон. Мы привыкли к мысли, что телефоны у 99% людей не старше пяти лет, на то и цифровой век! То же самое относится к мебели, интерьеру, декору – всему, что находится в вашем доме. Мы отстаем от своего времени, держась за привычное. Какие лыжи выбирает лыжник? Вряд ли сохранившиеся с прошлого века! Точно так же, садясь за руль нового автомобиля, вы ждете, что он будет оснащен новейшими технологиями, экологичен, рентабелен... Мне бы, к примеру, не пришло в голову разъезжать по улицам верхом или в конной повозке. Такова связь между вещами и временем.

bonaldo_poly_xoxo_01

Poly XOXO Chair, Bonaldo

Колеся по миру с мастер-классами, он повсюду пропагандирует свою философию: инфостетику, поп-люкс, чувственный минимализм, дигитализированный поп-арт как принцип современности. Иногда его дизайн встречает искреннее непонимание. Тогда Карим Рашид отвечает:

– Когда вы впервые видите картину Джексона Поллока, какова ваша реакция? «Мой ребенок тоже так может!», не правда ли? Но вот что важно: он первый, кто это сделал. Так что я, когда слышу: «Я бы тоже так мог», – отвечаю: «Но кто-то уже сделал это до тебя!».

Его цель – создавать лучшие вещи для лучшей жизни. Он рисует, уже 37 лет занимается диджеингом, в кино предпочитает артхаус, в одежде – белый, желтый, розовый – цвет жвачки или сахарной ваты, объявленный Pantone цветом 2016 года. Этот цвет, такой же оптимистичный, как и жизненная философия Карима Рашида, лет сто назад не считался женским, а еще чуть раньше – даже наоборот! В контексте же философии дизайнера спорный цвет обретает новое, эмоциональное прочтение. В конце концов, цвет и человек, который его выбрал, одинаково хотят изменить мир. А о своих намерениях Карим Рашид заявил в первой же своей книге.

tonelli_pulse_table_01

Pulse Table, Tonelli

В чем заключается Ваша стратегия?

Я считаю, что дизайн не должен существовать ради дизайна, он должен быть по-настоящему демократичным искусством. Поэтому план с самого начала был таков: создавать то, что будет близко и доступно большинству.

Разве Вы не бросаете вызов индустрии, снижая стоимость дизайна?

Мои идеи далеко не всем по вкусу, это правда. Моя слабость в том, что я слишком далеко ушел вперед. Цифровое искусство – это сплошные реплики: одну и ту же вещь можно в точности повторить хоть миллион раз. И это всех пугает. Люди хотят верить, что именно их вещь единственная в своем роде, она «священна», так как к ней в процессе создания прикоснулся Имярек... Вот почему они, в частности, ориентируются и на цену. Это похоже на haute couture: она отчаянно старается выжить, и тем не менее уже сейчас видно, что ее конец не за горами.

tuna_ofis_streem_collection_03

Streem Collection, Tuna Ofis

Считается, что уникальность и индивидуальность – понятия связанные...

Не будем забывать, что и дизайн – понятие достаточно широкое, включающее не только массовую продукцию. Это может быть и единственный экземпляр, и художественное произведение. Настоящий дизайн – это про другое: про новые технологии, новые материалы...

Вы ратуете за использование пластика. Но как же его токсичность?

А знаете историю пластика? Он сделал наш мир более демократичным, более ориентированным на средний класс, потому что полимеры и изделия из них не такие дорогие. Кроме того, с пластиком можно делать такое, чего не позволит никакой другой материал. Да, человечество уже осознало, что пластик очень медленно разлагается и оказывается повсюду, даже в еде. Но он уже настолько интегрирован в наш мир, что мы едва ли смогли бы без него обойтись. Так, 75% предметов, используемых в больницах, – из пластика.
И лучшее, что мы можем сделать, – это заменить его биополимерами, в производстве которых не участвует нефть.

bline_hoop_chair_01

Hoop Chair, B-Line

А как же нам быть с информационной интоксикацией?

В один прекрасный день мы можем, например, перейти на одежду, наносимую на тело с помощью спрея: этакий слой, выполняющий функцию экрана. Идешь по улице – а по твоему телу бежит текст. Но это останется делом выбора каждого. Мы сейчас переживаем период, когда поток информации выбился из-под контроля. Я захожу в свой китайский офис – 30 сотрудников, и все погружены в свои социальные сети. У них VPN за пять долларов в месяц, и они делают все, что хотят. Никто не может им помешать. И это прекрасно: мы вооружаемся знаниями, и в этом нет ограничений!

rastelli_karan_kitchen_03

Karan Kitchen, Rastelli Cucine

И все же в чем-то новое – это хорошо забытое старое. Так называемое гибридное искусство возрождает тенденцию к синкретизму, а успехи технологического прогресса заставляют наши глаза вновь устремляться ввысь – в неизведанные дали космоса... Когда Армстронг шагнул на Луну, наши надежды рухнули. Утопическое видение архитектуры и дизайна целых полвека питалось мечтами о жизни на другой, прекрасной планете, – а она оказалась мертвым камнем! Так что 70-е годы уже были пронизаны сожалением. Сменился сам язык дизайна: прежде это было устремление вверх, а в 70-х в центре внимания снова оказалась Земля. И вот на наших глазах все в очередной раз меняется – тридцатилетие неверия позади. Я думаю, мы снова верим в будущее!

 

Интервью:Сона Насибова/фото:пресс-материалы