Восхождение

screen_shot_2016-11-25_at_11.28.14

Радик Исаев

«Я против войны и коррупции. Хочется, чтобы везде был мир, чтобы люди друг друга не трогали. Но, похоже, на данный момент этого очень тяжело достичь», – рассказывает олимпиец за чашкой кофе. В напряженном режиме чемпиона образовалось заслуженное окошко отдыха: Радик Исаев принес Азербайджану первую золотую медаль по тхэквондо на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. В эксклюзивном интервью Nargis он довольно скромно и даже с юмором рассказал об изнурительном восхождении на Олимп, скрытом от глаз миллиардов людей.

Долгих три часа под прицелом объектива утомили быстроногого Радика Исаева больше, чем бой на татами?..

На татами я как дома, а камера меня немного смущает, быстро устал. Не люблю камеры. Последнее время меня много фото-графируют. Спортивную славу начинаю ощущать...

При этом многое остается за кадром... Как Ваша нога?

Обе ноги болят, как и после любых соревнований.

Но это же вообще травматичный вид спорта?

Конечно. Колени, голеностопы страдают... Большие пальцы на ногах тейпирую все время лейкопластырем, чтобы не болели. Кисти тоже. Вот этот палец болит и этот, а этот не сгибается до конца... Зритель видит только внешнюю сторону – славу, золотую медаль, а на самом деле это боль: из тебя делают фарш. И каждый день только комната – зал, комната – зал... Во время олимпийского цикла больше, чем на десять дней, домой не отпускают. Два года назад сменился главный тренер – при нем я, бывало, всего на 12 часов домой в Махачкалу ездил: в субботу после тренировки выехал, приехал в час ночи, а назавтра в полдень обратно. Живу в отелях. Кажется, могу с закрытыми глазами до номера дойти, ни разу не споткнувшись. Домой страшно тянет!

screen_shot_2016-11-25_at_11.31.34

Когда Вы последний раз были дома?

Кажется, месяц назад. Это еще хорошо. В прошлом году тренер, помню, поставил рекорд: не пускал домой два с половиной месяца! В январе приехали – после Нальчика отпустил.

А сколько сейчас Вам дали времени на отдых?

Мы просили два месяца – не дают, говорят: месяц. Ну ничего, неделька-другая пройдет, потом скажу, что не успел отдохнуть. Интервью вот давал...

Вы сказали, что все свои победы посвящаете родителям…

Ну да. Я был единственным ребенком в семье, всем был обеспечен, и спорт в семье приветствовался. Учился на твердые тройки и четверки, но спортом всегда занимался – и футболом, и тайским боксом, и борьбой, и гимнастикой... Как это обычно происходит? Мы с ребятами спрашиваем: где Заур? Заур на гимнастику записался. Пошли все на гимнастику! Гамзат потом – бац! – на бокс записался. Давайте все на бокс? Давайте! Так и ходил везде «за компанию».

screen_shot_2016-11-25_at_11.31.51

Как Вы пришли в тхэквондо?

Случайно. Пошел как-то на боевое самбо, а летом зал был забит под завязку, приема не было. Ну, я вспомнил, что есть знакомый тренер Магомед Абдуллаев, позвонил ему. Он говорит: у тебя, мол, секция тхэквондо рядом с домом! Я пошел просто посмотреть, чем там занимаются. И задержался... Всем говорю: я ничего не загадывал на будущее, просто тренировался. Много времени проводил в этом кругу, завел друзей, с которыми по сей день дружу, это наша дагестанская братва... Так и затянуло. Потом пошли соревнования. Вначале часто проигрывал, но из спорта не ушел. И вот теперь пожинаю плоды.

Что для Вас значит олимпийское золото?

Мы весь олимпийский цикл целенаправленно к этому шли. Честно скажу: я до последнего не верил в свою победу, хотя желание стать первым было, конечно же, бешеное. «В твоей коллекции не хватает олимпийской медали», – говорили все. А сразу после чемпионата спросили, что буду делать дальше... Пик спортивной карьеры для любого спортсмена – это Олимпийские игры. Выше некуда. Олимпийский чемпион – он и через двадцать лет чемпион. Все спортсмены мечтают забраться на эту вершину. И вот, хвала Всевышнему, это случилось! Будто груз упал с плеч. Кроме того, я кормилец в семье, я зарабатываю этим, это моя профессия. Ни в одной точке мира не будут платить, если нет результата.

screen_shot_2016-11-25_at_11.30.33

Есть какие-то победные ритуалы?

Я мусульманин и в приметы не верю, тем более спортивные. Чтобы «счастливые» носки не стирать по полгода? Увольте! Есть ребята, которые бандажу своему не изменяют, четыре года выступают с одним бандажом. Когда кто-то становится чемпионом, запоминают его действия перед победой, стараются повторить. Это есть в любом спорте. Но я такими вещами не заморачиваюсь. Вот разве что тренер перед соревнованиями стричься не дает.

Самсоновы волосы отращиваете?

Да нет. Говорит, так красивее... Я возражаю, мне неудобно, а он ни в какую!

И чем Вы теперь занимаетесь?

А какое сегодня число вообще? 25-е? Пять дней прошло! Ко мне друзья приехали из Махачкалы, мы только спим, едим и разговариваем. На данный момент я, кроме спорта, ничем не могу заниматься. Да и, посади меня в какой-нибудь кабинет, – долго не просижу. Привык к постоянному движению. От тренировок отдыхаю, играя в футбол. Мне активный образ жизни ближе.

screen_shot_2016-11-25_at_11.32.52

Тхэквондо – довольно агрессивный вид спорта. Это как-то влияет на спортсмена?

Агрессивный – да, но если в боксе или борьбе нужна сила, то тхэквондо, скорее, ближе к шахматам. Тут необходима серьезная психологическая подготовка. Первые результаты появляются спустя года четыре после начала тренировок. Перетренировался – проиграл, недотренировался – проиграл... И, пусть мы деремся на ковре, главное – за его пределами оставаться человеком. Вот Махама Чо, друг, чуть нос ему не сломал, а после мы обнялись и дружим по-прежнему. Спорт мы однажды оставим, а с людьми же не будешь всю жизнь как кошка с собакой.

Доводилось применять эти навыки в жизни? Чтобы махнул ногой – спас человека от хулиганов?

Тут взмахом ноги убить можно, это не то же самое, что рукой ударить! Нет, я стараюсь обходить конфликтные ситуации стороной. Стараюсь, конечно, не отказывать в помощи, если могу помочь. Но чтобы кого-то спасти от хулиганов в темном переулке – такого не было. Да и не выпускают нас на улицу ночью. В десять тренер уже в фойе сидит, всех ждет. Только в субботу разрешает в 12 заснуть... Ну, это он так думает – мы-то, бывает, до трех в номере не бываем. При прежних тренерах не так много сборов было, а тут прилетели из Молдавии в четыре утра – в четыре часа дня у нас уже тренировка. Нынешний главный тренер на тренировках выжимает нас до капли. Он, как пришел, сразу объявил, что «убивать нас будет»! Бывает, психану, отвернусь – но передохну и продолжаю тренироваться. Вне зала мы при этом как одна большая семья.

screen_shot_2016-11-25_at_11.33.03

Есть какой-то возрастной предел для тхэквондо? Потом же, наверное, самому тренировать придется!

В больших весовых категориях дерутся до тридцати с копейками. Ну, или до серьезной травмы. А в легком весе ребята рано заканчивают карьеру, потому что скорость и реакция нужны – там уже разница между 18-летним и 30-летним налицо. Потом... У всех нас есть высшее образование. Я вот, к примеру, инженер, окончил Московский автомобильно-дорожный институт. Если придется – конечно, буду тренировать, но пока желания такого нет. Я же иногда не люблю тренеров, и меня тоже любить не будут.

Как Вы себя чувствуете в Азербайджане?

Азербайджан – моя страна, я здесь не только тренируюсь, у меня здесь столько друзей! Второй дом после Махачкалы. Если будет возможность – может, и вовсе переберусь сюда. Но сейчас очень хочется к себе, на родину: давно семью не видел... У меня две девочки растут: старшей три, младшей годик. Я уезжаю, приезжаю – она уже ходит, в другой раз приезжаю – уже говорит... Я же в 21 женился. Заставили (шучу, конечно). Мама болела, у нее инсульт случился, и она очень хотела, чтобы я свадьбу сыграл. Меня с девушкой познакомили, мы пообщались, понравились друг другу. Если я на тот момент сопротивлялся, то сейчас очень рад, что женился. Многие не понимают, говорят: рано. Пока сами не женятся, не поймут. Это семейное счастье, такие моменты необходимо прочувствовать, чтобы понять!

Благодарим Emporium Baku за содействие в проведении съемки.

 

Интервью: Сона Насибова/ Фото: Сергей Хрусталев