Секреты вдохновения

КАРЛО ПОНТИ

Он в Грузии уже во второй раз и рад тому, что будет заниматься добрым делом вместе с другими представителями музыкальной сферы мирового ранга. Ему не понадобилось много времени на раздумья, чтобы согласиться на очередное предложение основательницы благотворительного фонда «Натврис хэ» («Древо желаний»), знаменитой меццо-сопрано Нино Сургуладзе выступить в Тбилиси. Прибыв за две недели до концерта, он приступил к запланированной репетиции в Государственном театре оперы и балета.

Встреча со всемирно известным дирижером Карло Понти произошла в гостинице Rooms Hotel. Перед началом пресс-конференции нам удалось в приватной обстановке побеседовать о его блистательной музыкальной карьере и  о том, как вообще живется сыну Софи Лорен и Карло Понти-старшего.

screen_shot_2016-11-28_at_10.57.24

Как получилось, что Вы приняли участие в этом проекте?

Я выступаю в Грузии уже во второй раз. Впервые участвовал в концерте вместе с Нино Сургуладзе и другими в январе, в рамках проекта благотворительного фонда «Натврис хэ», и рад возможности опять выступить вместе с госпожой Нино Сургуладзе по линии этого благотворительного фонда. К тому же мне очень приятно снова побывать в Тбилиси. Концерта я жду с особым нетерпением, так как мы будем исполнять вещи, по духу очень близкие мне и моей семье. Более того, впервые в Тбилиси будут исполняться произведения Франсиса Пуленка и Нино Роты, так что это одновременно и премьера.

Когда Вы впервые заинтересовались музыкой?

Мне было не то шесть, не то семь лет, когда я начал ходить на уроки фортепиано. Это случилось по желанию моего отца: он всегда мечтал, чтобы я стал дирижером, и постоянно подталкивал меня к этому. Причиной, думаю, послужило и то, что его самого всегда привлекало дирижерство, но он не был особо одарен музыкально, вот и реализовал свою мечту в моем лице. Он был прекрасным продюсером, умевшим распознавать чужие таланты и помогать им раскрыться. И отец оказался прав. Я очень счастлив, что он подтолкнул меня стать дирижером.

Кто еще, кроме отца, вдохновил Вас на музыкальное поприще?

Моя тетя очень хорошо поет и танцует, мама тоже прекрасно поет, а моя бабушка со стороны матери была профессиональной пианисткой – она, к сожалению, не смогла сделать карьеру, но играла просто великолепно! Как видите, семья у нас довольно-таки музыкальная. Что до вдохновения – мои родители для меня самое лучшее вдохновение. Мои отец и мать всегда были для меня примером совершенства, так что я с самого детства был приучен во всем стремиться к совершенству. Поэтому постоянный упорный труд для достижения поставленных целей давно стал неотъемлемой частью моей жизни.

А если бы не отец, не его наставления, какую сферу в музыке Вы бы выбрали? Фортепиано?

Нет, конечно. Я бы никогда не стал пианистом, точно знаю – это не мое. Для меня всегда намного интереснее было дирижерское дело. Хотя, если бы не отец, я бы, наверное, никогда не выбрал профессию дирижера.

И все же, если не дирижером, то кем бы Вы стали?

Не знаю... Я всегда хотел быть музыкантом, так что точно знаю: в любом случае моя профессия была бы связана с музыкой. Но за что взялся бы конкретно – сказать не могу.

Не хотелось ли Вам стать актером, пойти по стопам своей знаменитой мамы?

Дирижерское мастерство в чем-то сродни актерскому: дирижеру тоже постоянно приходится общаться с творческим коллективом – оркестром – с помощью определенных жестов, чтобы передать ту или иную концепцию исполнения музыкального произведения. Так что можно сказать, что моя профессия и актерская – из одного семейства. Во всяком случае, они очень схожи.

Этот пожизненный статус сына Софи Лорен и Карло Понти – чего в нем, по-Вашему, больше: ответственности или привилегий?

Это и привилегия, и одновременно нелегкий груз. Привилегия в том смысле, что в обществе ты пользуешься высоким уровнем доверия как представитель семьи с богатыми творческими традициями. Хотя обязательно найдутся скептики, которые скажут: «У него все получается потому, что у него такие родители!». Вот родители всегда были поистине моей привилегией. Я очень ими горжусь – тем, чего они достигли и что из себя представляют. Все это, конечно же, налагает ответственность, но и в то же время располагает людей к доверию.

Попадали ли Вы в ситуацию, когда статус «сына знаменитых родителей» заставлял Вас идти на какие-то уступки или отказываться от чего-либо?

В сущности, я никогда не задумывался, насколько популярны мои родители: мы всегда были частью жизни друг друга. Поэтому мне трудно ответить что-либо конкретно на этот вопрос.

screen_shot_2016-11-28_at_10.57.54

Поговорим о музыке. У Вас есть любимые произведения? Такие, которые Вам особенно нравится исполнять?

Это произведения XIX века: они, на мой взгляд, очень мелодичны. Что до музыки современной, то мне не нравится атональная и грубая музыка – я люблю гармоничные тональные мелодии.

Ваш любимый композитор?

Мне трудно выделить кого-либо. Могу назвать Моцарта и Бетховена, но, по-моему, любой композитор обладает своим особым шармом, поэтому выделить кого-либо трудно.

А есть произведение, которым Вы мечтали бы дирижировать, но эта мечта пока не осуществилась?

Пожалуй, «Весна священная» Стравинского: техника ее исполнения довольно сложна, так что я действительно с удовольствием исполнил бы это произведение.

Что Вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

Для меня это моя семья – жена и дети.

Если бы Вы могли что-то изменить в своей жизни, с чего начали бы?

Я бы пожелал больше времени для семьи. Пожалуй, только это. Дирижеру приходится много разъезжать, проводить много времени в чужих странах, в самолетах, в гостиницах, а на собственную семью постоянно не хватает времени...

Как человек, которому много пришлось путешествовать, можете назвать идеальное место для проживания?

Сейчас я живу в Лос-Анжелесе, и мне здесь очень нравится. Калифорния – прекрасное место. Я думаю, я бы остался в Лос-Анжелесе. И климат, и природа здесь очень хороши.

Что Вы особо цените в друзьях?

Открытость, лояльность, искренность.

Чего Вы боитесь больше всего на свете?

Пожалуй, того, что однажды не смогу больше дирижировать. В тот день я осознаю, что все уже позади...

В каких ситуациях Вы обманываете?

В каких ситуациях я обманываю?! Неожиданный вопрос! Хмм, я никогда не обманываю, просто иногда могу не выдавать всю информацию, недоговаривать.

Каков Ваш идеал счастья?

Счастье для меня – это возможность делать то, что я больше всего люблю, что мне больше всего нравится и хочется делать.

Значит, можно сказать, что Вы живете по своему идеальному сценарию?

Именно так. Я делаю то, что люблю, и счастлив этим! 

 

Интервью: Тамар Алавидзе/ Фото: Дэвид Эристави