КИНО, КОТОРОЕ НЕ ОТПУСКАЕТ...

Ильхам Гасымов

Слух о том, что Ильхам Гасымов снимает кино, быстро разнесся по городу. Популярные новостные порталы уже пестрили кадрами со съемок. Знакомые терялись в догадках, каким будет сюжет, и шептались о происшествиях во время съемок. Наконец и мне довелось попасть на съемочную площадку. И, хотя все происходило ночью и на открытом воздухе, ничто не спасало от августовской жары. Как оказалось, съемки фильма – не такое уж простое и веселенькое дельце. Но, вопреки моим опасениям, когда часы пробили полночь, волшебство синематографа не рассеялось...

screen_shot_2016-12-01_at_15.13.37

 Эпизод первый

Ильхам, обычно приветливый и улыбчивый, напряженно глядел в монитор, не теряя бдительности и после 35-го дубля: «Почему посторонние в кадре?!» − выговаривал он в громкоговоритель. Как вдруг, на грани истерики, примчалась бледная, с вытаращенными глазами ассистентка и, бурно жестикулируя и причитая, сообщила, что актеру стало плохо. Не теряя самообладания, Ильхам с врачом (который, по счастью, оказался рядом) метнулись на помощь. Пару минут спустя он, не изменившись в лице, вновь занял режиссерское кресло. «Все в порядке. Ну почка отказала у человека, как же без этого?.. Нормальный рабочий процесс. Продолжаем, ребята!»

Вершки и корешки

Куда я пропал после своей «видной» профессии ведущего? Просто немногие знают, что я занял позицию по ту сторону камеры в качестве рекламного режиссера. А издержки этой профессии таковы, что мы остаемся в тени, инкогнито.

Да, я самоучка. На тему того, нужно или нет образование для того, чтобы снимать, можно спорить долго. Я лично за то, чтобы образование было. Но у меня сложилось так, что пришлось учиться самому, и учиться вдвойне усердно, чтобы доказать свою состоятельность. Начиналось все со сценических постановок в КВН. Потом долгий период на телевидении, постижение азов экранной драматургии, курсы... Но окончательно в кино я влюбился на производстве фильма «Йуху» в 1994-м, где снялся с легендами азербайджанской комедии: Насибой Зейналовой, Сиявушем Асланом, Яшаром Нури... Это было, так сказать, боевым крещением.

screen_shot_2016-12-01_at_15.15.31

Человек с Бульвара Капуцинов, или азери Mr.First

Идти к цели пришлось долго, лет пятнадцать. Мое видение того, каким должно быть кино, упирается в высокий бюджет и масштабные постановки. Сейчас, с развитием кинокультуры в Азербайджане, появилась некая надежда, что можно снять коммерческое кино и как-то его окупить (не заработать). Конечно, можно состряпать дешевое кино и скормить зрителю, но это не по мне. Мой «внутренний цензор» просто не позволяет мне делать дешевый продукт. Кроме того, чтобы создать хорошее кино, нужно внутренне созреть. Потому что синематограф – высшая категория развлечения, обладающая мощным дидактическим зарядом. Особенно в наше время, когда визуальный ряд заместил чтение, образы с экрана оказывают на зрителя воздействие, силу которого невозможно переоценить. Я как человек, взявшийся за генерацию этих образов, осознаю всю ответственность и категорически против того, чтобы кино было низкопробным.

«Сдается мне, господа, это была... комедия!»

Что бы я ни делал в своем творчестве, я всегда нацелен на широкую аудиторию. При этом не идя у нее на поводу. Конечно, всем угодить очень сложно, но и замыкаться в узком кругу высокоинтеллектуальной публики − не вариант. Мне хочется развлекать, чтобы люди могли приятно провести досуг, посмотрев мой фильм. За хлеб отвечают другие, а я − за зрелища.

Кроме того, комедия – это мы умеем. Хоть ее и называют одним из самых сложных жанров, поскольку на протяжении всего метража нужно постоянно смешить. Ради этого даже приходится иногда жертвовать визуальным рядом − чтобы «картинка» не затмила юмор. Ну, а чтобы узнать, как у нас получилось, способ только один – купить билет в кино...

«Хо-тим филь-му! Хо-тим филь-му!»

Твердое решение снять фильм мы приняли год назад. Мы – это я, Турал Севдималы и DJ Fateh − засели за сценарий. Пять месяцев без выходных. Наши персонажи – обычные люди в чрезвычайной ситуации. Сюжет – актуальный, с социальной подоплекой: о распространенном сегодня способе мошенничества, когда недобросовестные застройщики продают одну квартиру сразу нескольким людям. Рассказывать о таких проблемах с юмором непросто, но действенно, как мне кажется.

«Билли, заряжай!»

Команда собралась международная. Не потому, что я не признаю местных кадров, а потому, что на данном этапе развития азербайджанской киноиндустрии пока нет специалистов соответствующего уровня. Кино – многослойный процесс, и качественный продукт получается, только если на всех этапах производства заняты профессионалы: декораторы, осветители, художники, монтеры – всех не перечесть! Это огромный, слаженный механизм, где каждый должен работать как часы. И при том темпе, который мы себе запланировали, – за 36 дней отснять весь материал − нужны были люди с опытом: второй режиссер, оператор-постановщик (Михаил Харченко − наш земляк, ныне проживающий в США), операторская группа из Украины. Чтобы получить хорошую – сочную, яркую – картинку, постпродакшн делался за рубежом.

В главных ролях – Фарда Худавердиев, Ислам Мехралиев, Эльджан Расулов. Талантливые актеры, очень смешные, умеющие творить юмор буквально из ничего, − а это редкий дар! Они просто скажут «салам» – и вы будете хохотать до упаду... Думаю, понравится даже завзятым скептикам. Нужно просто прийти в кинотеатр и купить билет.

Kintamani film представляет...

Фильм называется Oğlan evi və ya azərbaycansayağı qarət. Oğlan evi переводится и как «дом, квартира парня», и как «сторона жениха». Аzərbaycansayağı qarət – «ограбление по-азербайджански». Помните, был такой советский мультик «Ограбление по...», в котором пародировались четыре сценария ограбления: по-итальянски, по-американски, по-французски и даже по-советски. Вот мы и задались вопросом: а каким может быть ограбление по-азербайджански?.. Что грабить-то будем – магазин, банк, миллионера какого-то? Все это уже избито, банально, тысячу раз обыграно и, самое главное, – не по-азербайджански. Но у нас же есть культ свадеб! Это целая индустрия, пора бы уже министерство свадеб учредить. И если уж грабить по-азербайджански, то нужно покуситься на святая святых – ящик для конвертов с деньгами от гостей.

screen_shot_2016-12-01_at_15.15.14

Кровью и потом

Говорят, нельзя смотреть, как готовится колбаса и женщина.
Я бы добавил: и кино. Все думают, что киносъемки, как в bloopers фильмов Джеки Чана, − веселый, увлекательный процесс. Должен вас разочаровать: на деле все далеко не так – очень жестко и без лирики.

Началось с того, что, разбив по традиции перед первым дублем тарелку с именами членов съемочной группы, я по неопытности сильно порезался. Было много крови. Тогда-то и стало ясно – нелегко придется...

Снимали летом, в 45-градусную жару. Украинцы первое время бодрились: «Все норма, мы и не такое видали! Мы в Кении снимали, в джунглях, – что, с Баку не справимся?». На второй день все сгорели и побрились наголо. На третий их было не отличить по цвету от пресловутых кенийцев, разве что дышали, как загнанные гончие. Тогда я решил съемки ключевой сцены перенести на ночь. А в конце выдал им сертификат, что они прошли школу съемок в Азербайджане и теперь могут снимать где угодно.

Лес рубят − щепки летят

Был у нас еще инцидент, когда мы ломали дом, предназначенный к сносу. Наши инженеры все тщательно просчитали, чтобы не пострадали соседние здания, установили страховку, расставили камеры... И вот долгожданный момент перед решающим дублем: экскаватор должен легонько пройтись ковшом, максимально близко подобравшись к стене. Но сооружение оказалось настолько ветхим, что машина, случайно задев оконную рейку, опрокинула все здание, чуть не покалечив нескольких людей... До сих пор с ужасом думаю: что бы было, если бы перед тем я на всякий случай не скомандовал «мотор!».

«И нам, конечно, лгут, Что там тяжелый труд...»

Вообще, если рассказывать про все экстремальные ситуации, случавшиеся с нами, у читателя создастся впечатление, что мы снимали не комедию, а блокбастер. У нас, к примеру, были гонки на машинах. Но здесь обошлось малой кровью – всего лишь врезались разок в столб...

С женской грудью одного из главных персонажей (Эльджан Расулов) тоже пришлось попыхтеть. По сценарию, ему случайно сделали укол, от которого разбухают молочные железы. Ну, грудь мы ему приделали – это полбеды. Так надо же было еще протащить его в таком виде через людное место, не вызвав ажиотажа у окружающих! Человек шесть прикрывали его всякими одеялами, чтобы никто ненароком не заснял Эльджана и не превратил в звезду ютуба...

screen_shot_2016-12-01_at_15.14.55

Голдфингер по-нашему

Был у нас эпизод с вором, переодевшимся в Фемиду, которого ловит полицейский и уводит в наручниках. С помощью аквагрима, который нужно смывать максимум через три часа, он превратился в бронзовую статую. И когда съемки затянулись на шесть часов, выяснилось, что Фемида отмываться не захотела. Пришлось везти его в хамам. Долго обрабатывали паром, дышали на него, отдирали с тела краску вместе с роскошным волосяным покровом... Если захотите поглазеть на эпилированного актера − загляните в ТЮЗ: Эльшан Хаджибабаев выступает там почти каждый вечер. Хотя, может быть, он уже переквалифицировался в пляжного аниматора.

Божий одуванчик

На Советской случайно увидал бабушку, лет 70 − блондинка с мейк-апом, очень ухоженная, но со злобным, пронзительным, хищным взглядом, как у коршуна. «Какой типаж!» − подумал я и велел ее разыскать. Женщина явилась – добрая, улыбчивая, просто божий одуванчик! Пытался ее убедить, чтобы вернула свой колючий взгляд. Но все без толку − старушка отказывалась быть злой. Разочаровавшись, я дал знак, чтобы тушили свет, − и вдруг на глазах ее взгляд стал меняться. Оказывается, она плохо видела и в темноте щурилась, что и делало ее такой устрашающей. Так мы ее и сняли − впотьмах.

Продолжение следует...

Однозначно − «Oğlan evi 2»! Нас ждут веселые приключения. И даже если не продолжение, то что-то другое, может быть, в другом жанре, − мелодрама, например. Но точно кино!

Киноиндустрия у нас начинает возрождаться, и мне бы хотелось не пропустить этот момент и приложить все усилия, чтобы быть в авангарде этого процесса. Сейчас снимают многие, и я только за. Пускай снимают, а уж зритель и время отделят зерна от плевел. Я надеюсь, что у нас возродится культура походов в кинотеатры, семейного просмотра на широком экране. Потому что взять попкорн и на два часа погрузиться в какую-то киноисторию – невероятное удовольствие!

Приходите в кино, обещаю час 50 минут веселья. Кому не понравится − гарантирую возврат билета, пишите по адресу: Локбатанское шоссе, 49z.

 

Интервью: Лейла Султанзаде/ Фото: Сергей Хрусталев