Ugly-протекция

Мода всегда что-то рассказывает о мире, и любой модный тренд в конечном счете отражает социально-экономические перемены. Как только закончилась вторая мировая, Кристиан Диор представил коллекцию Corolle и тем самым открыл эпоху New Look – женщин-цветов, чья задача украшать мир, а не работать в тылу на заводе. Объемные вещи Кристобаля Баленсиаги: изысканный воротник Mandarin, пальто округлой формы и платья-коконы – превращали состоятельных женщин-парвеню в породистых аристократок, избавленных от суетного желания всем нравиться, и лучше всего отражали смену элит Нового и Старого Света. В 1980-х гипертрофированно широкие плечи на женских двубортных костюмах в суровую клетку свидетельствовали о карьерном и социальном равенстве.

 screen_shot_2016-12-08_at_12.23.17

Вивьен Вествуд и Андреас Кронталер

Современную моду вновь заполонили огромные плечи и гигантские объемы, выросшие до карикатурных размеров. Журналисты употребляют слова «буффонада» и «сюрреализм», описывая коллекции Симона Жакмю, Демны Гвасалии для Vetements и Balenciaga, дуэта Marques Almeida и Андреаса Кронталера для Vivienne Westwood. Эту продукцию демонстрируют модели неандрогинного поколения и нетипичной внешности, вроде Джейми Бушер. Иные, без благородных носов с горбинкой, совершенно неинтеллектуального, пролетарского вида. Главный поставщик такой красоты – российское агентство моделей под названием «Люмпен».

«Я думаю, это ностальгия. Все это началось с Мюглера и Монтана в конце 1970-х, а Мартин Марджела продолжил это в нулевых, уже с иронией, – считает искатель молодых талантов Филипп Пурашеми. – Все это от отсутствия идей – ничего нового в этих пропорциях нет».

«Точная копия Martin Margiela», – сказал мой знакомый, который работал в команде Марджелы, и на следующий день после показа Vetements прислал несколько фото вещей из новой коллекции Гвасалии и старых коллекций Марджелы. Кольцо на поясе, в которое продевался плащ, пришло прямиком из коллекции весна-лето 1999; рубахи с подплечниками, как у игроков в регби, – осень-зима 2007; рыбацкие ботфорты – осень-зима 2001.

_

Демна Гвасалия
дизайнер Vetements

Нет слов, Марджела – универсальный fashion-донор уже для двух поколений дизайнеров. Из него, например, вырос Раф Симонс, который перешел из индустриального дизайна в модный, увидев один из первых показов Марджелы на детской площадке. Это, впрочем, лишь факт биографии – Раф Симонс создает свою, совершенно оригинальную эстетику.

Новое поколение – субкультура Vetements – усвоила от Марджелы, что заниматься модой значит не только играть с силуэтами и цитатами, но и собирать клан единомышленников. Демна и его брат, по совместительству СЕО бренда – Гурам Гвасалия, правая рука и серый кардинал Демны – стилист Лотта Волкова, их друзья-модели: фактурный скейтер из Грузии Сандро Попхадзе, парни из агентства «Люмпен» с низкими надбровными дугами – все они представляют одну субкультуру, у которой уже немало идейных союзников.

К примеру, американская журналистка с украинскими корнями Лиана Сатенштейн. Она публикует на vogue.com репортажи об остатках советского мира: российских плацкартных вагонах, киевских секонд-хендах, грузинских доморощенных атлетах-ямакаси – и тем помогает миру понять, на чем выросли Демна и компания. Коллектив московского концепт-стора «Кузнецкий Мост 20» с его основательницей и идеологом Ольгой Карпуть, которая исправно заказывает и носит их вещи, наглядно показывая, что в этой одежде действительно можно жить.

__1

Лиана Сатенштейн

Наконец, стритстайл-фотографы: так, Адам Катц Синдинг после очередной локальной недели моды привез для журнала W стритстайл-репортаж с людьми, одетыми в вещи секонд-хенд, выглядящие довольно хайпово, хотя на показах было предостаточно девушек в принтованном и нарядном.

Самые удачные повороты в моде всегда так или иначе связаны с определенной субкультурой. Сейчас эта субкультура выглядит именно так: диспропорциональной, неловкой, сутулой. Порой даже кажется, что эти образы взяты прямиком из кунсткамеры. Это умение носить супер-ugly так, что мир завороженно не сводит глаз, – фирменный знак новой модной тусовки. Можно даже сказать, некий манифест на будущее: ведь все новое должно заставлять пересмотреть привычное. И если лет двадцать назад речь шла о приятии разных типажей красоты – разной, но красоты, – то сейчас о ней нет и помина. Одежда, в привычном представлении уродующая тело, – новый шаг в деле свободы модного слова. Одежда, демонстрирующая полное безразличие к конструированию внешнего вида, безмолвно вопиет об отсутствии единой эстетики, миксе атрибутов эпох и молодежных течений.

screen_shot_2016-12-08_at_12.27.02

Кристофер Бейли, британский дизайнер. С 2001 года является креативным директором всех линий Модного дома Burberry. С 2013 года также занимает должность исполнительного директора компании.

У людей бизнес-склада – своя версия происходящего. Бывший CEO Burberry Анджела Арендс (она вместе с креативным директором Кристофером Бейли успешно возродила этот старинный британский бренд, а в 2014-м ушла в Apple возглавлять направление онлайн-ритейла) еще несколько лет назад заметила, что мода становится не просто бизнесом, а бизнесом развлечений. Сейчас этот «бизнес развлечений» разумно и осознанно эксплуатирует максимально броскую эстетику ярмарочного балагана: искаженные пропорции привлекают внимание лучше, чем сдержанная, тихая и такая предсказуемая элегантность.

Судя по ценам на одежду от Vetements, монетизация ugly-эстетики проходит успешно. Квадратные плечи – не только прекрасная метафора бизнес-ориентированной модной индустрии, но и остроумный дизайнерский жест – обличение коммерческих нравов.

screen_shot_2016-12-08_at_12.28.39

Лотта Волкова

Моим далеким от моды, но близким к экономике и социологии друзьям эта одежда видится выступлением в жанре антиутопии. В коллекции Balenciaga предстоящего лета, первой мужской коллекции Гвасалии в качестве креативного директора Дома – с людьми в квадратах – они видят наряды в духе 

Оруэлла и Замятина: мир «равных возможностей» и общей унификации, выраженной в простой форме квадрата. Мир будущего после апокалипсиса нарисовал Том Браун в своей мужской коллекции весна-лето 2017: на его показе объемные мешковатые костюмы оказались... чехлами, которые можно снять, как химзащиту или противогаз.

___mesedes-benz_fashion_week_tbilisi__

Ольга Карпут
на Mersedes-Benz fashion week Tbilisi 

Люди прячут себя в футляры из одежды. С одной стороны, это ирония, отказ участвовать в современном культе идеально ухоженного тела. С другой – защита от угрожающе быстро меняющегося мира. Чеховская метафора запуганного, вечно настороженного «человека в футляре» и ощущение переломного, пугающего неизвестностью, момента вступают в резонанс. В эпоху постоянных террористических актов, информационных и самых что ни на есть настоящих, с кровью и выстрелами,  войн, самопровозглашенных государств и наглядных, очевидных до слез примет «заката Европы» так и хочется спрятаться, забиться куда подальше. Окружить себя комфортом безопасности, спрятавшись, закрывшись в одежду, как в защитную броню. Не то «как бы чего не вышло»!..

 

Текст: Татьяна Соловей/ Фото: пресс-материалы