ТЕНЕВАЯ ПРОФЕССИЯ

Он не ждет ничьих проектов – сам решает, какую пьесу ставить и какого режиссера выбрать для постановки. В спектакле "Ножницы" почти весь второй акт зал активно участвует в действии – такое можно увидеть разве что в детском театре! Самые неожиданные проекты Эльшана Мамедова – "Тапер-шоу" и Moscow Boys – возникли из оригинальной идеи театрализовать музыку; в итоге родился новый жанр и спектакли, аналогов которым пока нет. То, чем он занимается, для него даже не профессия, а скорее образ жизни, состояние души... Огромное желание и постоянное поступательное продвижение к цели – залог успеха известного театрального продюсера, директора "Независимого театрального проекта" Эльшана Мамедова, о котором говорят, что он умеет делать спектакли буквально из воздуха..

screen_shot_2017-03-16_at_14.11.23

Эльшан, более двадцати лет назад Вы возглавили один из первых в России частных театров, а также авторское агентство, предоставляющее права на постановку произведений в российских театрах. Как возник «Независимый театральный проект»?

Наше авторское агентство (и театр одновременно) представляет на территории России интересы двух французских, двух английских, одного американского и одного датского авторских агентств. Мы специализируемся на театре, то есть представляем только драматургию. В число заслуг моего театра входит открытие для российского зрителя авторов, ставших позднее популярными в нашей стране. Это Марк Камолетти, очень известный французский драматург, автор пьесы «Боинг-Боинг», которая вошла в Книгу рекордов Гиннесса и уже двенадцать лет держится в репертуаре нашего театра, Теренс МакНелли с его пьесой про Марию Каллас и др. А сама идея создать авторское агентство родилась в тот момент, когда у нас заканчивалось эксклюзивное право на постановку пьесы «Ladies’ Night. Только для женщин». Успех спектакля был ошеломляющим, но авторы, с которыми у нас был подписан трехлетний контракт, сказали: «Эльшан, побойся Бога, многие театры готовы ставить эту пьесу, и мы хотим зарабатывать не только на твоем спектакле». Я прекрасно понимал, что пьеса замечательная, но сложная, игра «на грани фола» – очень не хотелось, чтобы она скатилась в пошлятину. Поэтому я и предложил авторам помочь закрепить авторские права на их пьесу. С этого все и началось. На сегодня мы сами оцениваем и решаем, где, в каком театре будут ставиться пьесы наших авторов. В агентстве около тридцати авторов, и каждая пьеса – штучный товар, если хотите.

Кто ваши авторы?

Среди них как молодые драматурги, так и довольно известные. Из маститых – великий Вуди Аллен, который, кроме всего прочего, еще и пишет пьесы; «мама Карлсона» Астрид Линдгрен; выдающийся французский комедиограф Франсис Вебер – автор сценариев таких фильмов, как «Невезучие», «Папаши», «Беглецы», и кинодилогии про высокого блондина; тот же Камолетти...

060415_boeing-27

Сцена из спектакля "Боинг-Боинг"

Вы единоличный владелец «Независимого театрального проекта»?

Нет, у меня есть партнер – мой финансовый директор Руфат Заиров, кстати, мой одноклассник.

И все же, согласитесь, театровед – нетипичная профессия для азербайджанца. Как все начиналось?

Моя мама была педагогом по классу фортепиано, папа – Асад Мамедов, скрипач по образованию, – долгое время директорствовал в бакинской музыкальной школе №7, был завучем в Гимназии искусств. Мой родной дядя, прекрасный художник Эюб Мамедов около десяти лет руководил Бакинским художественным училищем, а другой дядя – Сулейман Мамедов – был оперным певцом, современником Бюльбюля. В опере «Кероглу», кстати, он исполнял басовую партию Гасан-хана. Дедушка – Алекпер Аббасов, филолог, автор первого учебника грамматики азербайджанского языка на кириллице... Выражаясь официальным языком, я вырос в среде советской творческой интеллигенции. Сколько себя помню, устраивал различные кукольные спектакли, цирковые представления... Занимался в драмкружке в Доме пионеров, театре старшеклассников «Романтик» во Дворце 26 бакинских комиссаров. У меня до сих пор хранится подарок моей первой учительницы – книжка И.Василенко «Артемка», про мальчика, ставшего артистом...

Почему же Вы не стали актером?

Открою вам тайну: большинство театроведов – это неудавшиеся актеры! И я в том числе. Окончил школу практически с золотой медалью, в аттестате ни одной четверки. Когда же объявил о своем решении поступать в Москве на актерский факультет, оно было воспринято неоднозначно. Маме даже звонили из школы с такими примерно словами: «Как вы можете отпустить такого ребенка в публичный дом?!». Но мои родители были умные люди и прекрасно понимали, что противостоять мне все равно не смогут. К тому же они были уверены: никто меня в этой Москве не ждет, я не поступлю и как миленький вернусь в Баку... Но я, к великому изумлению всех родственников, поступил. Правда, на театроведческий факультет. Но сам. Без блата. Без направления от республики (тогда это было очень распространено). Да еще в такой вуз – ГИТИС!

moscowboys-067

Сцена из спектакля "MoscowBoys"

Думается, в Вашей жизни сыграл свою роль его величество случай...

Угадали. Практически решающую. Сначала я был в шоке: вроде бы успешно прохожу все прослушивания, а меня все равно срезают! Один педагог объяснил: «Даже пройдя все прослушивания, вы не пройдете по конкурсу. С вашей внешностью вы не сможете играть русский репертуар». Для меня это стало настоящим потрясением, я был просто убит наповал. И вот вам тот самый господин Случай: во дворике ГИТИСА встречаю знакомого из Баку, который третий год безуспешно пытается поступить на театроведческий факультет. Он мне и говорит: «Поступай на театроведческий!». Я в ответ: «Ты с ума сошел? Я же никогда туда не поступлю!». Тогда он мне показывает список литературы, которую нужно знать при поступлении, и я понимаю, что все это я уже читал. Надо сказать, что в то время поступить на театроведческий факультет было не легче, чем на актерский, – там было всего 15 мест и конкурс около сорока человек на место. В общем, пришел я на экзамен вместе с тем своим знакомым из Баку и получил пятерку, а он – два. Как же мне было перед ним неудобно!.. В итоге, написав письменную работу и сдав, благодаря своей «почти золотой» медали, всего один общеобразовательный предмет вместо трех, я поступил. Но как только я оказался студентом, у меня началась, как сейчас модно говорить, депрессия...

Депрессия, говорят, практически нормальное состояние для творческой личности. Но расскажите, почему?

Театроведческое образование прекрасно, и я искренне считаю, что оно недооценено. С этого факультета выходили универсально образованные люди, в отличие, скажем, от киноведов. А депрессия накрыла, потому что я уже больше не мог заниматься театром, сидя в читальном зале научной библиотеки, – я хотел заниматься живым театром, хотел создавать сам! После многих лет мечтаний об актерской карьере это было вполне объяснимо.

Вы сказали, многие театроведы – несостоявшиеся актеры. Но я знаю, что актерский опыт у Вас все же был...

Опять же случай! Я попал на шекспировскую конференцию во ВНИИ искусствознания и встретил там уникального человека – режиссера и педагога Нику Косенкову, которая разработала альтернативный метод постановки голоса и сценической речи. Вместе с ней мы организовали театр- лабораторию «Тембр». Знаковым спектаклем, который, как сейчас говорят, «выстрелил», стало «Слово о полку Игореве», причем на древнерусском языке, – с ним мы объездили весь мир. В спектаклях этого театра я, уже в сознательном возрасте, и пробовал себя как актер. Кроме того, я был завлитом и директором этого театра. Кстати, именно здесь я почерпнул свой первый продюсерский опыт и понял, как можно сделать спектакль, не имея никакой поддержки, буквально из ничего.

img_1127

Сцена из спектакля "Ladies' Night. Только для женщин"

Эльшан, мы с Вами знакомы уже много лет. Я заметила, что Вы человек на редкость скромный для такой звездной профессии, как продюсер. Вам это не мешает в работе?

Вы считаете мою профессию звездной?! Спасибо, это приятно. Хотя на мой взгляд и продюсер, и режиссер – профессии скорее теневые. Мы не выходим на сцену, нас не видят зрители. И это нормально. Но, если честно, иногда бывает обидно. Например, когда после спектакля Moscow Boys, построенного на невероятной работе квартета актеров-музыкантов, зрители восклицают: «Какие виртуозы! Где вы таких нашли?!». Как будто мы с режиссером случайно увидели виртуозных уличных музыкантов где- нибудь в подземном переходе и позвали их на сцену. В двух словах не объяснишь, чего нам стоила эта их сегодняшняя виртуозность! Я страшно горжусь ими, но, как уже сказал, бывает обидно. Особенно за режиссера. Я не люблю хвастаться наградами, дипломами, грамотами, ни в каких конкурсах никогда не участвую...

Ну хоть чем-то похвастайтесь!

Главная моя «корочка» – это диплом кандидата искусствоведения, который я получил, защитив диссертацию по чешскому театру. А недавно мне привезли грамоту от главы администрации Северной Осетии-Алании за участие в благотворительной программе «Театр – детям Беслана». Мы ездили туда и с «Тапер-шоу», и с творческими вечерами Гоши Куценко. Кстати, он единственный из всех актеров, кто освободил себе дни и без отговорок поехал встречаться с детьми. Гоша оказался самым «свободным»...

Практически во всех спектаклях у вас в театре играют звезды, раскрученные актеры – это намеренно?

Я бы сказал, вынужденно. Я очень люблю всех своих актеров, но, согласитесь, зрителя легче привлечь на спектакль с известной фамилией в афише. Это данность, которую нужно принять. А поскольку мы не государственный театр и стабильной кормушки у меня нет, то вынуждены порой подстраховываться. Хотя далеко не все актеры были известными, когда начинали у нас играть. Например, когда мы начинали ставить Ladies' Night, единственным известным нашим актером был Марат Башаров. Слава Гоши Куценко тогда только начиналась...

Ваши пожелания читателям нашего журнала?

Я желаю всем мира. Только б не было войны...

 

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ: СААДАТ КАДЫРОВА/ ФОТО: ОКСАНА ГЕРАЩИНКОВА