Азер Рзазаде: успех - это знания и труд

Сколько загадочного и манящего таит в себе великое искусство оперного исполнения. Азербайджан всегда славился особым отношением к нему – именно здесь состоялась постановка первой оперы на Востоке «Лейли и Меджнун», наши меценаты и покровители искусств всегда оберегали и вкладывали силы и ресурсы в развитие оперы в стране. Наш гость – Азер Рзазаде, который учится в музыкальной академии Ла Скала и является солистом самой знаменитой оперы Италии. Сегодня он занят в знаменитых постановках «Кармен» и «Богема» с партией Рудольфа, впереди у него концерты в Москве и Парме, участие в «Мадам Баттерфляй» и «Травиате». Азер рассказал Nargis, как он шел к осуществлению своей детской мечты.

Азер, Вы учитесь в академии La Scala и является солистом самой знаменитой оперы Италии. Расскажите, как Вы пришли к этому?

Естественно, у каждого оперного певца есть мечта спеть в La Scala, потому что это историческая сцена, на которой выступали такие великие музыканты, как Калласс, Паваротти, Доминго. У этой сцены есть своя особенная аура.  До 19 лет я не занимался пением. А потом оставил работу в банке и решил следовать своему истинному призванию. В Баку я занимался с профессором Гусейном Алиевым, я очень ценю и уважаю этого педагога. Позже я решил продолжить обучение в Италии, так как это родина оперы. Я очень много работал над собой, чтобы попасть в этот прекрасный театр и мне это удалось через 4 года. В 2014 году я, наконец, поступил в Академию La Scala, став здесь первым азербайджанцем.

Какой он был, маленький азербайджанский мальчик Азер? Когда у Вас четко сформировалась мечта попасть на оперную сцену?

Я мечтал стать певцом с самого детства. Я вырос в атмосфере творчества и искусства, мой отец – музыкант, народный артист Азербайджана Заур Рзаев. Он является исполнителем народных песен, но также окончил Консерваторию по классу вокала профессора Кямала Керимова. С годами я понял, что должен заняться своим любимым делом. Я всегда слушал Муслима Магомаева, Рашида Бейбутова, Андре Бочелли, мне всегда нравилась классическая эстрада. Но впервые услышав оперу, я просто сошел с ума. Помню, это была «Тоска», и я понял, что хочу быть именно оперным артистом. Ведь здесь важен не только голос, но и актерская игра, мне кажется это очень сложным, но интересным.

Родители разделяли Вашу страсть?

Когда мой отец узнал, что я хочу стать певцом, он вначале сказал «нет». Он вообще не знал, есть ли у меня голос, откуда взялось это желание. Я всегда стеснялся и не показывал никому своих способностей. Да и сам не был на сто процентов уверен в себе, старался оценивать себя объективно. Но однажды он меня услышал и очень удивился, что я так пою. Когда я решил уехать учиться, родители очень поддержали меня, и я всегда буду им за это благодарен.

Азер, Вы уже добились многого на выбранной стезе в столь молодом возрасте. О чем Вы мечтаете сегодня?

Честно говоря, я не считаю, что уже добился многого. Мне всего 27 лет, у меня еще очень многое в планах. Конечно, я очень горд, что выступаю на сцене La Scala, что я делил ее с Пласидо Доминго. Успехи есть, но они не такие, чтобы я останавливался на них. Я сейчас задействован в постановке «Богемы» в городе Асколи, у меня дебют, полтора месяца назад у меня был дебют в опере «Кармен», я исполнял партию Дона Хосе. У меня сейчас такой график, что я много выступаю в театрах Европы и стараюсь находиться в оптимальной форме. А быть в форме и думать о том, что я многого добился – это противоречащие друг другу вещи. Это искусство требует очень обширных знаний, в нем огромная конкуренция на сегодняшний день, поэтому я очень много работаю над собой.

Вы исполнили произведения нашего легендарного соотечественника Кара Караева на сцене La Scala. Какие были эмоции в тот момент?

Помимо того, что это моя родная музыка, мне реально она очень нравится, я с большим удовольствием исполняю и Караева, и Амирова и всегда стараюсь выступать с их произведениями. Естественно, это было очень приятно, что итальянский пианист исполнил нашу музыку, что директор театра сидел в зрительном зале.

Вы владеете итальянским языком в совершенстве?

У меня есть свои принципы – если я живу в стране, я должен говорить на языке этой страны. А живу я в Италии. Я владею языком достаточно прилично, честно говоря, я даже не заметил, как выучил его. Многие даже принимают меня за итальянца. Я занимался с педагогом, плюс у меня много местных друзей.

Выступление на сцене одного из величайших оперных театров мира требует не только голоса, но и актерской игры, понимания языка, знания, как двигаться на сцене, как преподнести себя. Голос – это только начало. На сцене надо быть очень интеллигентным, понимать, в какой сцене как вести себя, а это совсем нелегко, контролировать взгляд, сольфеджио, движения.

Какова она, партия Вашей мечты? Каков Ваш личный Эверест?

Это, конечно же, Отелло. И у меня есть голосовые данные для исполнения этой партии, но я, наверное, еще не готов для этого персонажа психологически. Его нельзя исполнить в 27 лет. Даже если в голосе есть краски для этой партии, было бы глупо пытаться сделать это сейчас. Но, безусловно, Отелло – это моя мечта. Однако моя главная вершина – это быть настоящим профессионалом своего дела. Я думаю, что именно знания дают тебе возможность для безграничного творчества. Я вообще очень люблю свою работу, это моя жизнь.

Как Вам удается поддерживать голос в прекрасной форме? Поделитесь секретом...

Я стараюсь не петь каждый день, конечно же, голос устает и необходимо найти какой-то баланс. На самом деле, все опять же связано со знаниями. Нужно терпение, осторожность, и тогда голос будет звучать долго.

Молодые артисты часто участвуют в конкурсах, чтобы заявить о себе. Вы считаете возможным соревнование между артистами?

Конкурс для молодых певцов – это важно. Если честно, я не очень много в своей жизни участвовал в конкурсах, всего раза четыре. Есть певцы, которые делают это намного чаще. Я недавно выиграл конкурс Джузеппе Верди, у этого, естественно, есть плюсы: твое имя узнают, тебя замечают, мне, например, сразу предложили петь «Травиату». Естественно, в конкурсах присутствует психологическое давление, соперничество, но это абсолютно нормально.

Что Вы думаете о современной оперной режиссуре? Или Вам ближе классика?

Мне ближе классика. Но сейчас я пою в современной постановке «Богемы», и до этого у меня был подобный опыт. В «Богеме» есть идея, общее начало, движение, несмотря на то, что это модерн. Чаще же в современных постановках это отсутствует, что для меня страшно.

Кого Вы считаете своими учителями в оперном искусстве?

Я очень много слушаю Паваротти, он гениальный певец с редчайшим голосом и техникой – это просто что-то невероятное. Для меня он один из самых лучших примеров. Еще Франко Корелли, Лауро Вольпи, но тенора не похожи друг на друга, они все разные. Можно спутать сопрано, баритон и бас, но тенор – это особый случай. Каждый из них – это индивидуальность. Я стараюсь никому не подражать, а идти своей дорогой.

Вы бываете в Баку?

Если честно, очень редко. Я приезжал на выступления на Габалинском фестивале, стараюсь почаще навещать родителей. Я очень близок с семьей, мне очень не хватает их в Европе, просто посидеть, поговорить. Все должно быть сбалансированным, нельзя посвящать себя только работе. Я надеюсь чаще бывать в Баку в будущем году.

Что Вы думаете об уровне оперы в нашей стране?

У нас есть хорошие голоса, которые способны сделать мировую карьеру, наша страна их всегда готова поддержать, как это было и со мной. Я очень благодарен Фонду Гейдара Алиева за веру и поддержку. Мы развиваемся, и я желаю, чтобы этот процесс был постоянным.

 

Интервью: Ирада Расулова