ПО СЛЕДАМ КОНСУЭЛО

Кто не знает, как книга может уводить за собой в дальние путешествия, спасать от будничной рутины и открывать новые горизонты, даже если читать ее, сидя у себя дома! А что если позволить ей увлечь себя не только в воображаемые дали? Если, вооружившись книгой, реально пройти по следам любимой героини? Едва меня осенила эта мысль, как из давно прочитанной книги Жорж Санд вдруг явилась Консуэло и с совсем не характерным для нее кокетством поманила тонкой ручкой за собой. Со всей решимостью я ринулась вслед за ней: мне не терпелось поскорее почувствовать тепло мрамора мостовых Венеции, затрепетать от восторга при виде величественно-холодной красоты венских дворцов и ужаснуться зловещим тайнам, витающим в мрачных замках Праги... Встретив по пути базилику Сан-Марко, познакомившись с невероятно стильными итальянскими сеньорами и обменявшись адресами в Инстаграме с историком и гидом-любителем в Праге, спешу поделиться с вами, читатель, своими эмоциями и впечатлениями.

ВЕНЕЦИЯ: ГОРОД ТРЕХ К

Первой остановкой стала Венеция: этот исчезающий город, полный романтичных историй, манил тихим плеском волн и напевами гондольеров.

Как только не называют Венецию: она и «город мостов и каналов», и «жемчужина Италии», и «королева Адриатики»... Ее любят, а кто-то и ненавидит, но ясно одно: равнодушным к ней остаться невозможно. Я прилетела в Венецию, начитавшись не только своей любимой книги, но и самых разных отзывов, и предусмотрительно подготовила себя – обнулила ожидания от «города трех К: Казановы, Карнавала и Консуэло». Но это не помогло – я... влюбилась!

Влюбилась окончательно и бесповоротно, успев, однако, понять и тех, у кого роман с этим городом не сложился: здесь полно приманок для туристов, и чтобы избежать их, нужно просто не следовать за толпой. Сразу при выходе из вокзала встречаешь разношерстную толпу с выпирающими там и сям селфи-стиками, мерно ступающую через островок Сан-Поло с периодическими остановками на селфи в направлении моста Риальто. Далее она перемещается к площади Сан-Марко с базиликой и часами, о которых писал еще Блок, а также Дворцом дожей – самыми знаменитыми фотоостановками и must-see в Венеции.

Только вот секрет! Венеция – не тот город, где действуют всякие списки вроде «10 мест, которые нужно посетить»: он красив целиком, и чтобы найти в нем свою и только свою изюминку, надо просто «заблудиться» – отстать от толпы. Острова Каннареджио и Дурсодуро ничем не уступают Сан-Поло, а порой даже доставляют куда больше удовольствия благодаря присутствию настоящих венецианцев, редких туристов и растворенных в воздухе маняще-теплых красок. В этих закоулках стоит позволить себе немного поплутать, правда, не забывая при этом смотреть под ноги, ведь какая-нибудь улочка может неожиданно закончиться каналом! Через эти каналы переброшено в общей сложности до 400 больших и маленьких мостов; некоторые из них знамениты еще и своей историей. Один из таких – Ponte di Rialto, самый первый мост через Гранд-канал. Чего только с этим мостом не случалось: он и горел, и рушился под скоплением купцов, а его все отстраивали да отстраивали заново из одного и того же дерева, которое раньше или позже все равно приходило в негодность от влаги. В конце концов венецианские власти решили бороться с постоянными обрушениями и объявили конкурс на лучший проект, в котором, кстати, участвовал сам Микеланджело. Но выиграл никому тогда не известный Антонио де Понте, предложивший на тот момент революционную идею – воссоздать мост из камня. И, несмотря на злые языки, твердившие, что камень для этого слишком тяжел, мост был сооружен и стоит аж с 1591 года на 12 тысячах свай, вколоченных в дно канала. Вот какая опора!

Вид с этого моста украшает множество открыток из Венеции. Сейчас на нем невероятное множество туристов, и редкий кадр обойдется без попавшей в него руки какого-нибудь китайца. Однако этого можно избежать, если встать рано утром, до наплыва основной массы, и прогуляться по тихой Венеции, какой ее знал Порпора и по которой бегала в коротком детском платьице Консуэло. В таком же полусонном состоянии лучше застать столь многолюдную днем площадь Сан-Марко с базиликой, Дворцом дожей и Часовой башней. Можно отойти от суеты снующих туда-сюда гондольеров и насладиться ветерком с моря, сидя на согретом мраморе. И кажется, что именно в такие моменты город подпускает к себе особенно близко...

Недалеко от главного аттракциона города можно увидеть сооружение невероятной красоты и «целомудрия» – Мост вздохов. Воображение уже рисовало мне драматические сюжеты про влюбленных, которым не суждено соединиться и остается только вздыхать по разные стороны этого моста, но его история оказалась совсем не про это. Начиная с 1602 года он соединял Дворец дожей с... тюрьмой, и вздыхали здесь осужденные на казнь или пожизненное заключение, бросая последний взгляд из окна (мост крытый, так что с него не спрыгнешь) на родной город.

Не знаю, как насчет заключенных, но я, как и Консуэло, покидала Венецию в расстроенных чувствах. И хотя брошенная в Гранд-канал монетка, блеснув на прощание серебристым бочком, подарила мне надежду на возвращение, всю дорогу до Вены я провела в глубоких раздумьях, просматривая снимки и мысленно все еще пребывая в Венеции…

ВЕНА: КАК НЕВЕСТА В БЕЛОМ

Вена встретила запутавшуюся в себе Консуэло настороженно. Чтобы сполна понять чувства героини, читателю достаточно ощутить контраст между этими двумя городами: Венецией и Веной. Если Венеция поражает теплотой красок и их буйством, то в Вене вас приветствует господствующий повсюду холодный белый цвет, а на смену узким улочкам с их таинственным полумраком приходят широкие улицы и море света.

Вена дала пристанище многим музыкантам, философам, писателям; в их числе Моцарт, Ницше, Фрейд, Бетховен и Гайдн (в романе близкий друг Консуэло). Они гуляли по тем же улицам, восторгались теми же архитектурными шедеврами и вдохновлялись ими, чтобы создавать свои бессмертные творения.

Придворная опера в Австрии была известна еще в XVIII веке, и выступать в Венской опере считалось честью для европейских музыкантов. И все это время ввиду отсутствия оперного театра они выступали в Бургтеатре. А здание Венской оперы построили только в 1869 году архитекторы Август фон Зикардсбург и Эдуард ван дер Нюлль в стиле неоренессанса и с учетом всех удобств для артистов. Фасад здания украшали пять статуй: Грация, Фантазия, Комедия, Героика и Любовь. Столь же эстетичным был интерьер – высокие потолки, знаменитая лестница со статуями работы Гассериана и фойе, украшенное сценами из различных опер... Но все оказалось зря: горожане невзлюбили это здание с момента открытия, пресса называла его безвкусным и гротескным. Оба архитектора не выдержали такой оценки – один покончил с собой, а другой вскоре умер от сердечного приступа. На этом злоключения этого роскошного здания не закончились: во время войны большую его часть разрушила упавшая бомба. Однако по какой-то иронии судьбы отношение горожан и властей к Опере после этого изменилось – ее реконструкция стала долгожданной, а возвращение в первоначальном виде оказалось более чем эффектным.

Консуэло попала в Вену во времена правления Марии Терезии, прозванной «тещей и свекровью всей Европы». Забавное такое прозвище! А все благодаря дальновидной международной политике: императрица стремилась породниться с как можно большим числом соседей и разрешать возможные конфликты посредством свадеб и заключения родственных союзов. Ей, Марии Терезии, принадлежат слова: «Пусть другие воюют – ты же, счастливая Австрия, заключай браки!». И непонятно, то ли Вена стала навевать праздничную «атмосферу свадьбы» с легкой руки Марии Терезии, то ли этот особый шарм столицы вдохновил императрицу на такие миротворческие призывы...

Так или иначе, Вена впрямь выглядит невестой – вся в белом, в ней не осталось ни следа от многовековой грязи войн и болезней. Она всегда при параде и восхищает свежестью. Это особенно ясно ощущается в Шенбруннском дворце и его окрестностях.

Поражающие своей геометрией невероятные сады, павильон Глориэтта и само здание дворца с бесчисленными залами в стиле рококо – все это поражает, без слов убеждая в некогда огромном влиянии Австро-Венгерской империи.

Здесь принимали важных персон: в Лаковой комнате вел заседания сам Наполеон, в Зеркальном зале играл на фортепиано маленький Моцарт, в Большой галерее вальсировали участники Венского конгресса 1814/15 гг., а в Синем китайском салоне последний австрийский император Карл I положил конец монархии, подписав акт отречения от престола.

В Вене же Консуэло, получив отказ от Марии Терезии, двинулась в путь через Прагу в Берлин. Альберт все не отвечал, и если Консуэло писала безответные письма в замок Исполинов, то я, следуя за ней, строчила свои впечатления от холодной Вены, предвкушая, как наконец увижу красные крыши Праги.

ПРАГА: ПРАЖСКИЙ ОРЛОЙ

Это последняя остановка, самая таинственная из всех столиц, где буквально с каждой улочкой, с каждым причудливым фонарем связана какая-то фантастическая легенда и повсюду ощущается особая, неповторимая аура этого старинного города. Вдохнув этот воздух, можно понять ту нежность и сочувствие, которые Консуэло питала к чешскому народу.

Любовь ко всему чешскому начинается со Староместской площади, где готический Храм Девы Марии загадочным образом как-то очень гармонично вписывается в ландшафт с уютными разноцветными домами. А может, с Собора святого Вита, возвышающего над городом свои купола, внушая благоговейный трепет на фоне ночного неба? Или с Карлова моста с его уличными музыкантами, художниками-карикатуристами и невероятным видом? Думаю, главный секрет обаяния чешской столицы заключается как раз в этом смешении эпох и веяний различных веков. Именно это создает неповторимый стиль Праги. Она как сказка, погруженная в снег зимой или благоухающая цветами весной, и каждый выбирает для себя ее фрагмент, особо запавший в душу. Для меня таким фрагментом стали здешние куранты – Пражский орлой, или Староместские часы.

Орлой был установлен здесь, на площади, в 1410 году. Его создали двое: часовщик Микулаш и знаменитый математик и астроном Ян Шиндер. За свою долгую жизнь часы не раз подвергались модернизации – менялся циферблат, добавлялись и заменялись фигуры...

Пражский орлой отображает невероятно много информации: время (по четырем системам: старочешское, вавилонское, центрально-европейское и звездное), время восхода и захода Солнца, фазы Луны и даже – представьте себе на минуточку! – положение Солнца и Луны в Зодиаке. Но для туристов самое интересное – то представление, которое здесь разыгрывается каждый час с 8 утра до 8 вечера.

Четверо персонажей постоянно располагаются по обе стороны от астрономического циферблата. С одной стороны Скряга с денежным мешком, символизирующий жадность, и Франт (по другой версии Маг) с зеркалом, который никак не налюбуется на себя, – олицетворение тщеславия. С другой стороны – Турок в характерном тюрбане и с сазом (возможно, он знаменует приверженность к удовольствиям и роскоши) и зловещий Скелет с песочными часами и звонком с колокольчиком, в который он звонит каждый час, словно напоминая: memento mori! Звонит и многозначительно так кивает, на что Турок отрицательно мотает головой в знак того, что предпочитает наслаждаться настоящим. Под этот звон Скряга встряхивает свой мешок, Франт поворачивает голову, рассматривая себя в разных ракурсах, а в верхних окошках поочередно появляются двенадцать апостолов и вслед за ними Иисус. Представление заканчивается криком Петуха (его издают специальные мехи, которые сжимаются при закрывании окошек), а после этого часы отбивают время. Естественно, центрально-европейское, ведь Чехия расположена как раз в геометрическом центре Европы.

В ожидании этого магического действа туристы порой специально выстаивают на площади по часу. Если понимать глубинный смысл представления и идею, заложенную в каждой фигурке и фреске, то на Орлой можно смотреть безотрывно, каждый раз находя что-то новое и радуясь открытию. Собственно, этим и занимался герой фильма «Лучшее предложение», снявший гостиничный номер с видом на Староместскую ратушу. Но это уже совсем другая история...

А мое путешествие с Консуэло подошло к концу. Ее остановило письмо от Альберта, меня - повседневные дела и близость экзаменов. Но стоит ли объяснять, как теперь я буду выбирать маршруты для своих новых путешествий?

 

ТЕКСТ И ФОТО РУГИЯ АЛИ АСКЕР