HER STORY: Роза Джалилова и ее танец любви

Любовь. Начало

Сколько себя помню, танцую. Мне кажется, даже будучи в люльке!

 

Мой папа – политруководитель – был весьма серьезным человеком, в 36 лет стал профессором. Но он питал большую любовь к искусству, часто вечерами играл для нас на таре. Увидев мое увлечение танцем, сам записал в балетный класс. Он говорил: «Однажды я увижу тебя знаменитой балериной». Да, я стала знаменитой, но не балериной. Мой первый танец «Bala ceyran» на профессиональной сцене состоялся в 13 лет, и за него я получила звание лауреата. Боже, как я была счастлива! Мне казалось, весь мир говорил о моем танце, а мне не терпелось окончить балетную школу и перейти в класс национального танца.

Исмаил Джалилов (отец), который пропал без вести во время войны в битве при Керчи

9 классов балетной школы я окончила на отлично. У меня были прекрасные педагоги – Татьяна Амираго, Ирина Кагарлинская и другие. Мне никак не разрешали полностью уйти из балета, но ведь балет есть везде, во всех странах мира один и тот же канон. А фольклор - зеркало души народа. Глава Управления культуры Хокума Султанова страшно сетовала: «Мы тебе стипендию выделили (а время тогда было сложное, военное), пригрели, всем сердцем полюбили, ждали, когда ты выйдешь на сцену Театра оперы и балета (а девушек-азербайджанок в театре тогда было мало)».

«Либо народный танец, либо я ухожу совсем!»

В 1949 году я перешла в Ансамбль песни и танца, фундамент которого был заложен Узеиром Гаджибековым, став первой исполнительницей народных азербайджанских танцев с академической базой. Думаю, за мой профессионализм меня и полюбили, ведь школа народного танца тогда еще не сформировалась. А я привнесла в свое исполнение и далее передала последующим поколениям синтез классического, академического танца с народным, фольклорным, тем самым создав новую школу.

Любовь. Взаимность

Наш народ очень любит народные танцы, но влюбить в себя людей - дело не из простых. Музыка, танцы, костюмы - эти три элемента создают невероятный синтез. Я люблю танец всем сердцем! В этом деле так важны любовь, сочувствие, готовность к тяжелому труду. Но, насколько сложен танец, настолько же он благороден. Несмотря на все перипетии, на второй чаше весов - любовь зрителей. А любовь эту я чувствую до сих пор.

Бывает, гуляешь по городу, подходят, здороваются,начинают вспоминать мои танцы и постановки… “Мы помним Ваше исполнение «Qaragöz», «Tirmə şal», «Zərif yerişli» «Nazlana-nazlana», «İlk bahar». Запомниться зрителю своими танцами и завоевать искреннюю любовь народа – вот что должно двигать исполнителем. К большому сожалению, сейчас эти прекрасные танцы утеряны и не восстанавливаются. А ведь это наша культура.

Муж, конечно, ревновал. Но всюду, куда мог, он сопровождал меня, бросая все дела. Он обижался, когда я говорила ему, что не надо встречать меня после концерта. “Я тебя одну не оставлю!” Всегда подолгу ждал меня после выступлений:

«Роза, все уже ушли, может, и ты уже выйдешь?»

«Не могла, в зале оставались двое», - отвечала я.

Ведь пока все зрители не уходили из концертного зала, я не хотела выходить, чтобы они меня видели. Хотела остаться в их памяти на сцене. Очень часто потом вспоминали и рассказывали мне, как стояли у служебного входа с цветами и ждали. Но тщетно (улыбается).

Любовь. Весь мир

«Фидель Кастро передает привет» красовалась надпись на открытке, которая разлетелась по всему Союзу. На ней была запечатлена я во время исполнения танца “Nazlana-nazlana”.

С танцем я посетила все части мира, бывала даже в странах, которых на карте уже нет. Я готова была ехать в каждую точку мира, лишь бы показать наш фольклор и культуру.

В 1957 году мы отправились на гастроли в Эфиопию, где я безоговорочно влюбилась в бенгальский танец. Танцовщица из Индии после выступления вдруг подошла ко мне и, увидев заинтересованность, спросила:

«Тебе понравилось?»

«Очень!».

Все дни, что мы находились там, она мне показывала элементы, объясняла их значения, а в завершение подарила мне колокольчики на ноги, костюм и ноты для оркестра. “Обязательно станцуй у себя на Родине”. Так я стала первой в Азербайджане, кто принес бенгальский танец на нашу сцену, и он сразу получил большой успех у наших зрителей. А через несколько лет выдающийся мастер своего дела, народный художник Азербайджана Беюкага Мирза-заде посвятил этому танцу портрет танцующей бенгальской девушки, нарисованный с меня.

Однажды мой покойный зять передал мне: «Ниязи тебя срочно ищет - просил зайти».

Маэстро пригласил меня в ансамбль и попросил помочь восстановить танцы «Qaragöz», «Иранская поэма» и «Бенгальский танец». Он очень любил ашугов и также предложил поставить новый танец «Bu Leyli». Танец, во время которого танцующие девушки напевали вместе с хором и играли на сазах, так понравился маэстро, что сразу был включен в программу государственного концерта. Прошло уже 40 лет, но танец до сих пор живет. То же самое могу сказать и про другие мои постановки, которые исполняются спустя 50 лет так, как я их поставила тогда, что говорит об академизме движений, об актуальных по сей день рисунках и музыке танц - «Ağ çiçək» тому яркий пример.

Танцевальное искусство весьма трудное и требующее отдачи и трудолюбия. Своим трудом и усердием я завоевала большое количество наград, почетных грамот, медалей: Золотую медаль императора, Награду за доблестный труд в честь столетия Ленина, Орден Почета.

Министр культуры СССР Екатерина Фурцева 20-го октября 1967-ого года наградила меня удостоверением за “За отличную работу”, что было очень значимым событием в те времена.

Я получала очень много приглашений и как преподаватель, и как хореограф. В 1983 году меня пригласили в Ирак балетмейстером на долгий срок. Впервые туда полетела Гямяр Алмас-заде и после завершения её контракта Москва решила отправить меня. Меня очень хорошо приняли в Ираке, несмотря на суровый режим Саддама Хусейна. Но со временем я с ревностью начала относиться к своему народному танцу. “Почему я должна преподавать другому народу? Почему я должна делиться секретами с чужими?” - и я вернулась в Азербайджан. Первым делом, я провела культурные программы во всех регионах страны. Я собирала таланты, изучала фольклор того или иного региона, а затем ставила танцы, создавала программу для концерта и ехала дальше. А на мое 60-летие и последующие юбилеи с этих же регионов мне приходили поздравления и благодарственные письма. Это бесценно. Все возвращается! Всегда. Мы побывали во многих местах:  Африке, Ираке, Китае, Турции, США, и это в те времена, когда «занавес» почти не приподнимали. Мой почерк остался во всех районах страны.

В 1991 году мы поехали в Америку с созданным мною коллективом “Гюлюстан”. Это был первый танцевальный коллектив из Азербайджана, посетивший США. Штат Флорида, город Сарасота. Время тогда было неспокойное, никто об искусстве и не думал, но я сумела в совсем краткие сроки собрать такой коллектив, что никто не мог отвести глаз! Я побывала во всех университетах, во всех возможных классах танца.

Мы собрали такую яркую программу из 10 номеров, а нам заявили: “Всего один номер”. Конечно, я не могла выбрать из танцев один. За полчаса я поставила попурри всех номеров, где музыка одного танца плавно переходила в другой. Кроме того, порядок переходов позволял уходить со сцены и в течение нескольких минут переодевать костюмы. Этот полноценный, сюжетный танцевальный номер с живой музыкой показал все разнообразие и красоту нашей культуры. На все про все у меня ушло 30 минут, но в итоге “Гюлюстан" выступил на отлично и на Гала-концерте открывал и закрывал программу.

 

Любовь. Продолжение

После сценической деятельности я посвятила себя преподаванию и с уверенностью заявляю, что ленивых студентов нет, у каждого свой ритм. Надо находить ключ к каждому, вытягивать из них талант и вдыхать уверенность.

Я не хотела, чтобы мой танец запомнили обыденным, пресным. Наоборот, пусть они помнят меня с переполненным любовью сердцем. Я протанцевала 40 лет своей жизни и всегда знала, что с гордостью уйду со сцены, не хотела ввиду возраста замедлять темп, наоборот, ушла в самый пик. 

У меня 3 внучки, и я их всех заразила танцем, самая младшая обещала создать танцевальный коллектив в Лондоне и назвать его моим именем (улыбается). Она учится в балетной академии. Смотрю на нее, вспоминаю своё детство. Я ей повторяю: «Я выбрала народный азербайджанский танец, но ты останься в балете. Я буду любоваться и радоваться за нас двоих».

В следующем году я отмечаю 90-летие – поступает много предложений, но я его отмечу в Филармонии, как и все предыдущие юбилеи. Это мое любимое место и по атмосфере, и по отношению – это мой дом, где я выросла, творила, связала свою жизнь с искусством народного танца и завоевала любовь моего народа.

Народный азербайджанский танец – наше достояние. Его нужно любить и беречь! Это мое искреннее пожелание.

ИНТЕРВЬЮ АРЗУ ДЖАИД