СТРАНА БАНАНОВ, НЕФТИ И АЛМАЗОВ

У кого-то, возможно, вызовет недоумение вопрос: что общего между Голливудом и Анголой? Представьте, немало. Формула успеха и здесь, и там одна: правильные люди, собравшиеся в правильном месте, плюс деньги. В самом же Голливуде, пристроившись на гранитных именных звездочках аллеи славы, ночуют нищие... Точно так же в Ангольской столице Луанде – в двух шагах от президентской резиденции в Мармаре, с ее ухоженными парками, прудами и фонтанами, – бездорожье, мусорная свалка и самые что ни на есть трущобы. Здесь, как и в Голливуде, как во многих самых шикарных столицах мира, блеск и нищета соседствуют бок о бок. Мы расскажем самые интересные факты об этой стране и покажем настоящую Анголу без прикрас через объектив фотографа-путешественника Елены Гришиной.

ЛУЧШИЕ ПАСТБИЩА В МИРЕ

В этой стране почти 70% населения живет менее чем на два доллара в день. И в то же время это одна из тех стран, где потребляют больше всего шампанского на душу населения! Продается около 240 тысяч бутылок в год, но предназначены они главным образом для более-менее зажиточной луандской публики, а это 300 – 400 тысяч человек из почти 27 миллионов ангольцев.

Вполне понятно, что почти тридцатилетняя гражданская война остановила в стране развитие науки и образования. Больше половины населения Анголы совершенно безграмотно, и это напрямую связано с их социальным положением. Ну, а для более состоятельных ангольцев в столице есть университет им. А. Нето, где функционируют шесть факультетов. Есть также восемь институтов научно-исследовательского направления.

Почему Ангола никак не выйдет из экономического пике, учитывая климат и богатую ресурсами землю? Здесь добывают нефть и алмазы, массу других полезных ископаемых, выращивают сахарный тростник и кукурузу, бананы и кофе, хлопок и табак, сизаль и маниок. Климат тропический муссонный на севере, субтропический на юге, и температура вполне комфортная – в среднем +16 – +25. По словам местных чиновников, у Анголы лучшие пастбища в мире, но на них редко увидишь коров. Искусственно взращенная культура нефтедоллара, полностью зависимая от нефти, имеет оборотную сторону – наличие большого числа нетрудоустроенных, а значит, нищих. Действительно, если деньги бьют струей с нефтяных платформ, то, наверное, легче покупать мясо за границей, чем вкладывать в развитие собственной экономики, – такова, видимо, логика обеспеченного меньшинства, связанного с нефтедобычей.

Так или иначе, эта страна не производит абсолютно ничего, даже расчесок. А как заявляют ангольские экономисты, для диверсификации местной экономики потребуется не одно поколение... У Анголы очень низкий индекс человеческого развития – 149-е место среди 187 стран, по последним данным ООН. И даже сегодня, спустя 13 лет после окончания гражданской войны, длившейся 27 лет, бюджет министерства обороны почти впятеро превышает средства, отведенные на здравоохранение и образование вместе взятые. Ангольцы – удивительный, понимающий и в меру ироничный народ. Их не возмущает такое бросающееся в глаза расслоение на нищих и богатых. А о своем президенте здесь отзываются обычно крайне доброжелательно, примерно так: «Да, возможно, он и подворовывает. Но главное, что он из наших, мы же сами его выбирали».

АФРИКАНСКИЙ ГИГАНТ

Столица Луанда – бурно разрастающийся мегаполис, этакий африканский гигант, стоящий во главе целой группы стран с интенсивно развивающейся экономикой: небоскребы, рестораны, офисные центры, салоны элитных машин... Типичный город контрастов – здесь есть дома, сдающиеся в аренду за 25 тысяч долларов в месяц, а из их окон видны жилища без элементарных санитарных условий. Правительство почему-то не выделяет денег на ликвидацию залежей мусора, и периодически, когда столицу наводняют дожди, запах становится непереносимым. Поездка по центру Луанды может вылиться в настоящее приключение: помимо интенсивного движения, на дороге то и дело попадаются огромные ямы. Стоит затормозить, к окнам машины подбегают коробейники с любым мыслимым и немыслимым товаром, от орехов кешью и фруктов до шлангов и крышек для унитаза... Зато прямо на ходу можно выгодно обменять доллары.

И при всем этом Луанда – один из самых дорогих городов мира. Обед в ресторане одного и того же ранга в Португалии стоил бы не больше восьми евро, в Луанде он может обойтись в 20 евро. За ночлег в дешевой гостинице в Португалии платят не больше 15 евро, в Луанде он вдесятеро дороже. Сравнение с Португалией не случайно – колониальная история Анголы имеет свои последствия: ее экономика и сегодня прочно повязана с бывшим колонизатором, превратившимся в самого надежного поставщика товаров.

КОНГЛОМЕРАТ ПЛЕМЕН

История Анголы очень древняя, люди жили здесь еще в доисторические времена. Первые португальцы ступили на ангольскую землю в 1482 году, а с 1575-го начался насильственный захват территорий. Покладистый и приветливый местный народ превратился в ценнейший товар –  ангольских рабов массово продавали в Америку. С того времени не затихала борьба ангольского народа за свободу и независимость. С приходом XX столетия в Анголе появились организации, которые культивировали идеи независимости, отстаивали национальные права коренных жителей. В конце 1956 года была образована МПЛА – патриотическая организация, начавшая вооруженные действия, направленные на освобождение. Борьба завершилась победой – 11 ноября 1975 года Ангола стала независимой Народной Республикой.

Ангола – своеобразный конгломерат племен, каждое из которых имеет уникальные культурные черты. Все они: овимбунду, мбунду, конго, чокве и другие – внесли свой вклад в общеангольскую культуру. И все же в самых разных сферах жизни – будь то язык, искусство, музыка, архитектура или кухня – по-прежнему заметно португальское влияние. Португальским миссионерам когда-то удалось привить здесь христианство (католики, баптисты, протестанты), 2% населения исповедует ислам. Кстати, жители Анголы все сплошь полиглоты, они свободно изъясняются на нескольких местных языках, а горожане, прежде всего бизнесмены и торговцы, знают еще и португальский –  здесь это язык межнационального общения и деловой элиты.

Говоря о местной кухне, надо отметить, что ангольцы, все без исключения, обожают овощи и фрукты. Кухня Анголы включает бобы, рис, кукурузу, сушеное и свежее мясо, рыбу и морепродукты. Примечательный нюанс: готовя блюда, ангольцы любят смешивать сразу много ингредиентов.

ЗАДУМАВШИЙСЯ ЧОКВЕ

Ангола знаменита своими церемониальными масками из слоновой кости, дерева и керамики, выполненными в стиле различных этнических групп. Как и всякая страна с древней историей, Ангола богата эксклюзивными артефактами, самый знаменитый из которых – статуя «Задумавшийся Чокве».

Музыка – важная сторона ангольской жизни. Кстати, популярный ныне стиль «ребита» зародился здесь, в Анголе. Традиционное искусство Анголы тесно связано с культурными и религиозными обрядами, цель которых – обозначить важные события в жизни: рождение, достижение зрелости, свадьбу, смерть. Африка вообще довольно самобытна, и для заезжего европейца участие в самой непритязательной ангольской церемонии может обернуться ярчайшими впечатлениями.

Например, обряд возмужания для мальчиков и девочек, достигших 12 – 13 лет. Им делают обрезание. Празднество выливается в массовые танцы до изнеможения и обильные возлияния местным пальмовым пивом; для виновников торжества выпитое должно, видимо, служить своеобразной анестезией. А спустя какое-то время «созревшую» девушку отдают замуж в другое племя, получив предварительно выкуп – две коровы или четыре козы. После рождения ребенка вручается вторая часть выкупа – еще две коровы, и только тогда играют свадьбу с обязательными подарками родственникам невесты. Дети, прижитые вне брака, считаются частью приданого – ведь это дополнительная бесплатная рабочая сила для племени, так что наличие детей всегда приветствуется. У юношей обряд посвящения в мужчины имеет и вторую стадию, еще более суровую; не каждый готов выдержать испытания. Претендент на звание мужчины уходит на месяц в саванну с наставником, который обучает его всем тяготам мужской жизни, заставляя терпеть боль и лишения. Мужчине, прошедшему обряд, набивают на груди тату – свидетельство нового социального статуса.

На юге страны бытует другой, не менее интересный обычай. Девочка, достигшая половой зрелости и прошедшая все положенные испытания, на празднике совершеннолетия может заполучить в мужья любого понравившегося ей мужчину, даже женатого: в этом случае он обязан оставить прежнюю семью и уйти в новую. А на следующий год, так же легко и безнаказанно, уже новая невеста может отобрать того же мужчину... Скорее всего, этот обычай, сохранивший элементы матриархата, служит своеобразным способом регулирования рождаемости и стимулирования роста народонаселения в связи с продолжительными военными действиями, пережитыми страной.

ЖОЗЕ, ТАТЬЯНА И БАКУ

Второй президент Анголы – Жозе Эдуарду душ Сантуш, бывший ангольский революционер, активист МПЛА, – правил 38 лет, с 21 сентября 1979 года до 26 сентября 2017 года, пока не был избран новый – Жуан Лоренсу. Многих удивит известие о том, что душ Сантуш не понаслышке знаком с Баку и прекрасно говорит по-русски. В далекие семидесятые годы прошлого столетия наш АзИНефтеХим (ныне Нефтяная Академия) котировался в «третьем мире» как один из самых сильных вузов в плане подготовки инженеров-нефтяников, и получать знания к нам приезжали изо всех дружественных стран. Так вот, в числе иностранных студентов здесь обучался и будущий президент Анголы. Здесь же он встретил симпатичную студентку Татьяну Куканову и предложил ей стать спутницей его жизни. В Баку родилась их дочь Изабель. Через шесть лет, окончив учебу, молодая семья отбыла из Баку в Анголу...

Не вдаваясь в перипетии непростых супружеских отношений Жозе, ставшего президентом, и его своенравной русской жены, лишь констатируем факт: ныне их дочь Изабель душ Сантуш – весьма успешный ангольский предприниматель и первая в Африке женщина-миллиардер, чье личное состояние журнал Forbes еще в 2016 году оценивал в три миллиарда долларов.

ТЕКСТ МАРИНА МУРСАЛОВА ФОТО ЕЛЕНА ГРИШИНА