Наталья Нестерова во власти маски и букета

Ее картины – зеркала человеческой души. Герои пьют, едят, катаются на карусели или ожидают Годо – они живут своей жизнью и даже не смотрят в вашу сторону. Но раз, задержав на них взгляд, вы уже полностью во власти маски или букета. Таков чудесный дар Натальи Нестеровой. Дар, который уже почти полвека приносит своей обладательнице признание. В чем только ни искали тайный путь Нестеровой к успеху! А на самом деле все гениальное – просто.

5

Cвоим первым вдохновителем одна из самых неординарных художниц современности считает своего деда. «Он умер, когда мне было семь лет, но у меня в душе осталась его любовь к живописи. И поэтому я всегда думаю о нем. Дом увешан его работами», – рассказывает она. Но, в отличие от деда, школьного учителя рисования, который большей частью, что называется, писал «в стол», талантливая внучка сразу поймала нужную волну. Нестерова и ее подруга Татьяна Нерезенко начали выставляться в 1966 году, когда еще учились в институте. Они попали в число тех, кого позже искусствоведы окрестили «романтическими семидесятниками». Сначала отношение к оригинальным холстам Нестеровой было несерьезным, но вскоре ее разглядели, а, разглядев, полюбили. По словам художницы, к послевоенным детям относились доброжелательно, пусть и не брали их работы на выставки. И хотя некоторые обозреватели с ноткой недоверия отзывались о легкости, с которой талантливая девушка очутилась в центре всеобщего внимания, сама Нестерова не считает успех случайным, говоря, что «никакие способности не могут развиваться, если они не сопряжены с невероятным трудом и неугасающим интересом». И того, и другого ей не занимать.

Наталья Нестерова – очень обаятельный и контактный человек. Она двадцать лет преподает в ГИТИСе на факультете сценографии и, вопреки распространенному мнению, что со сменой поколений отмирают определенные ценности, считает своих студентов замечательными ребятами, которые просто в силу воспитания не знакомы с ценностями старшего поколения. «Для меня самой большой ценностью была любовь к моей матери, которой нет уже десять лет, а я все продолжаю думать о ней ежечасно», – признается она.

«Я уезжала куда-то, и все мои друзья приходили к ней. Не потому, что они хотели сделать приятное мне – им было безумно интересно с ней. Любой разговор с мамой для всех был просто счастьем. Я это не придумала, они сами так говорили».

rr

Хоровод, 2009, масло, холст,160 x 132 см

К сожалению, в Баку художнице не довелось побывать, зато она знает и почитает наших выдающихся мастеров: «Расим Бабаев. Мы были очень хорошо знакомы. Выставка Фархада Халилова замечательная, он выпустил свой альбом… А Таир Салахов… Когда он работает, он делает открытия. Ну, это художники, с которыми я имею честь быть знакома».

Сейчас ей 68 лет – возраст, которого она ни от кого не скрывает – «от себя же не скроешь». Большую часть времени она проводит в Москве, два-три раза в год посещая вместе с внуком свою квартиру в Нью-Йорке, где живет и работает. Своим домом художница неизменно считает Москву. При этом Наталья Игоревна опровергает мнение большинства, будто на ее полотнах часто изображаются сценки из московской жизни:

«Это никакого отношения к Москве не имеет». Похоже, творчество и повседневная жизнь сосуществуют в мире Нестеровой, как Москва и Макондо (плод литературной географии Маркеса), не сливаясь. Вот только в ее словах о Москве сквозит едва прикрытая горечь: «Раньше я более внимательно рисовала Москву, теперь я к ней отношусь с глубочайшей жалостью, потому что от нее, в общем, ничего не остается». На этом комментарии Нестеровой к своим холстам заканчиваются.

2

«Осень» (триптих), 2007, масло, холст,100 x 240 cм

4

«Обед», 2009, масло, холст, 85 x 100 cм

1q_1

«Аэроплан», 2004, масло, холст, 162 x 114 cм

1q_2

«Два букета», 2005, масло, холст, 75 x 100 cм

Легко представить, что репродукция «Джоконды» из детских воспоминаний художницы, загадочно улыбающейся в вечерних сумерках и заговорщически подмигивающей маленькой Наташе, таинственным образом причастна к созданию в будущем полотен, в которых искусствоведы так любят выискивать страх одиночества, чувство тревоги, затерянности человека в мире. Создательница самых неоднозначно трактуемых образов современной российской живописи предпочитает оставлять за зрителем право увидеть что-то свое. «Картины не объясняются», – уверена Нестерова. Это то же самое, что спросить писателя: «Расскажите, о чем вы написали?».

Это-то и есть подлинное искусство: бесконечно глубокое, если каждый новый взгляд создает в нем новое измерение. Нестерова не навязывает свою философию – ее холст и краски красноречивее любых слов. Человек последовательный и прямолинейный, как она сама себя характеризует, она с детства занимается любимым делом, а начинающим художникам также советует: «Смотреть вокруг себя, стараться все заметить, все!». И добавляет:

«Ну, это относится к любой профессии: если ты ей не предан – она не предана тебе». Кстати, она совсем не считает зазорным для художника зарабатывать живописью на хлеб насущный: «Это его ремесло! Он зарабатывает этим на жизнь. Он же не птичка и не бабочка, а они тоже нуждаются в пище».

Ее биография может послужить яркой иллюстрацией к знаменитому высказыванию Конфуция: «Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни».

И в этом главный секрет успеха Натальи Нестеровой.

текст КЕНУЛЬ НАГИЕВА

Материал опубликован в первом номере.