NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Культура

ЧЕРНО-БЕЛОЕ ФЛАМЕНКО ЙОЗЕФА КУДЕЛКИ

circle (4) copy

Черно-белое как веха в истории искусства…

Черно-белое как эстетика в творчестве фотографов, писателей, кинематографистов…

Черно-белое как убеждение и опровержение…

Об этом и не только – в авторской колонке Monochrome. 

 

1

Если композитор Астор Пьяццолла - это гений, вознёсший аргентинское танго на пьедестал классической музыки, то певцом эстетики фламенко, олицетворяющим противоборство жизни и смерти, является Йозеф Куделка. Разве что пользуется он не аккордами гитары, не андалузийской мелизматикой вокала, а метрами целлулоидной плёнки.

Screen Shot 2015-12-08 at 12.03.59       

Он родился в январе 1938 года в Моравии – историческом регионе ЧехииКогда же состоялось рождение фотографа-Куделки? В 1952 году, когда в его руках впервые оказался бакелитовый фотоаппарат? В пьянящей оттепели шестидесятых, когда на события Пражской весны Куделка откликнулся смелым фоторепортажем? Или в 1974, когда он стал членом легендарного агентства «MagnumPhotos»?.. Так или иначе, но рождение фотографа-Куделки и причисление к лику избранных фотодокументалистов состоялось.

2

В его интерпретации фотография - это фиксация наивысшего напряжения: ещё скрытых эмоций, ещё невыраженной экспрессии. Это саспенс в преддверии разрядки… Фотография Куделки - звенящее затишье перед… Что последует за штилем? Решать вам.

Может показаться, что фотограф не оставляет зрителю надежд. Не совсем так. Йозеф Куделка из тех, кто не отворачивается от противоречий реальности. Смерть соседствует с жизнью… С таким диалектичным посылом обращается к нам фотограф. Но посыл этот таится в содержании – во внутренней ткани его снимков. Вот главный парадокс творчества Куделки. И пусть в его палитре два цвета – чёрный и белый, это лишь усиливает концентрацию пляски контрастов. Противоборства жизни и смерти...

3 

Драматичная интенсивность чёрного, безупречность композиции, точность выбранного ракурса… Нечаянно стройное расположение фигур в кадре (Куделка остаётся верным заповеди фоторепортёров  агентства «Magnum», отвергающих любое проявление постановочности)… И, наконец, это облако, скрывшее от нас лицо центрального персонажа… Кто это? Харизматичный лидер? Рядовой чиновник? Кандидат в мэры неизвестного города? «1971. Испания». Вот и вся информация о снимке. «Если фотография удалась – она сама расскажет нам множество историй». Так Куделка объясняет отсутствие названий к своим произведениям.

Screen Shot 2015-12-08 at 12.05.43

В Испании или Словакии, в Ирландии или Моравии, в Португалии или Румынии – тень тревоги следует повсюду. Предвкушение некой беды - экзистенциальной безысходности - ярко выраженная константа творчества Йозефа Куделки. «Хорошая фотография – это когда ситуация в своём максимуме, а я – в своём», - подтверждает он наши предположения.

SPAIN. Andalucia. Grenada. Guadix. 1971.

На фоне обгоревшего дома стоит мужчина. Его впалые щёки подобны тем окнам, в которых зияет пустота. Выражение усталости и скорби на лице мужчины - не упрек, а молчаливое отражение бессмысленности пережитой накануне бойни. Это монументальное полотно, зафиксированное Куделкой в 1968 году в Чехословакии, служит одним из красноречивых свидетельств жестокости войны, какими в своё время стали монохромные гравюры Франсиско Гойи…

6      

«Я хочу видеть всё, смотреть на всё, мне хочется быть  взглядом», - некогда признавался фотограф. Он продолжает смотреть, видеть и поныне, перешагнув седьмой десяток лет. Меняются география и лица, но суть остаётся неизменной. В эпицентре зрения Йозефа Куделки, в фокусе его объектива и по сей день остаётся такая хрупкая жизнь Человека.