NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Дизайнеры

КОРОЛЬ ГОВОРИТ

Основатель всемирно известного ювелирного дома, один из самых авторитетных законодателей ювелирной моды Роберто Коин – о новой коллекции Sauvage Privé, ответственной роскоши и наслаждении дарить счастье.

Господин Коин, Вы основали свой ювелирный дом в 1977 году. Какие цели преследовались тогда и какие задачи Вы ставите перед собой сегодня?

В 1977 году я попал в ювелирное дело совершенно случайно, по ошибке...

Не верю! Как так?

Начинал я с гостиничного бизнеса. Но всегда был влюблен в моду... Продав отель, я сказал себе: надо попробовать.

Я не ставил перед собой никаких целей, потому что ничего не знал об этой индустрии. Знал только, что золото желтое, а бриллианты бывают белыми. На приобретение глубоких знаний ушло целых семь лет, затем я работал на популярные бренды и только после этого решил, что готов завести собственное дело. И я достиг успеха. Я никогда не планировал стать известным ювелиром, такого даже в мыслях не было. Просто стремился делать все красиво и максимально качественно. Такой уж у меня характер. Я не заморачивался постановкой целей, просто очень трепетно относился к своему делу.

Но почему Ваш выбор пал именно на ювелирный бизнес, а не на моду, например?

К тому времени моя семья уже более ста лет занималась модой. Но никто из них не имел дела с украшениями. Эта работа показалась мне более интересной, к тому же я не хотел, чтобы меня сравнивали с другими членами семьи.

Итак, что Вы чувствуете сейчас, оглядываясь назад?

Я чувствую себя так же хорошо, как и когда начинал. Вы знаете, я стараюсь мыслить позитивно. Для меня успех никогда не был связан с богатством. Успех – это мои знания, моя хорошая репутация, мой образ жизни. Мне не нужны золотые горы. Мне необходимо уважение, а иногда и аплодисменты, если я сделал что-то особенно хорошее.

Думаю, в конечном счете это и есть самое важное...

Наверняка.

Вы творите уже почти сорок лет и до сих пор умудряетесь удивлять каждой новой коллекцией. Как Вам это удается?

Меня воодушевляет сознание, что я не такой, как все. И я всегда, с первого дня, стремился выделиться. Запуская бренд, я хотел только одного – оставаться собой, Роберто Коином. Вы знаете, любой бренд нужно «родить», и это очень просто, это всем под силу: нужен бюджет, коллекция и, очевидно, способность сделать свою продукцию желанной для всех – как часы от Cartier, например. И это прекрасно, тут нет ничего плохого. Люди зарабатывают много денег, становятся успешными и все такое... Но затем я решил, что это скучно. Я подумал: раз все женщины разные, зачем предлагать им одинаковые вещи? Более того, делая покупки, они всегда спрашивают: что новенького? Дамы просят то, что, вероятно, большинство брендов неспособно им дать. Так что это новенькое делаю я. К тому же у меня широкий диапазон цен, найдутся украшения и для девочки, и для ее мамы, и для бабушки... Вот вашей маме или бабушке, возможно, подойдут более дорогие и помпезные украшения, а вам, вероятно, подойдет нечто другое – изящное украшение, подчеркивающее вашу индивидуальность, доступное по цене и при этом почти уникальное, потому что подобные вещи не продаются на каждом углу. Похоже, именно этого хотят женщины. Я построил бренд так, как до тех пор не делал никто. Возможно, мой бренд не так известен, как другие, и мы совершенно не следуем системе, а может, это как раз то, что делает нас популярными.

_b6c8854_copy

Но, чтобы быть другим, надо быть открытым ко всему...

Творчество – это свобода делать все, что захочется. Это свобода сама по себе.

С 1996 года Вы украшаете свои изделия рубином. Почему Вы выбрали именно этот камень?

Знаете, я очень много читаю, учусь. Увлекаюсь историей и хотел бы умереть мудрецом, а не глупцом. Как-то случайно мне в руки попала книга о древних египтянах. Так вот, они предпочитали дарить своим женщинам именно рубины, потому что верили, что среди всех драгоценных камней именно прикосновение рубина к коже приносит благополучие, удачу, процветание и счастье. И я подумал: «Господи, я принесу счастье всем своим клиентам!» – и скрепил эту клятву маленьким рубином, несущим столь важный смысл. Я не включаю его в цену украшения, это подарок моим клиентам от меня. И это красивая история. Хотите верьте, хотите нет, но я могу вам показать тысячи писем от покупателей, утверждающих, что этот рубин изменил их жизнь. Думайте что хотите, но это чистая правда: я отправляю вам послания, а уж принимать их или нет – зависит от вас.

Так Вы верите в какие-то суеверия по поводу камней?

Нет. Есть вещи, в которые я верю, и есть вещи, которые я отрицаю. Но это не суеверия.

Как у Вас появилась идея Cento – уникальной огранки бриллиантов со ста гранями?

Мною опять же руководило желание создать что-то невиданное. У всех брендов есть бриллианты, я и подумал: почему мы предлагаем одно и то же? Надо попытаться сделать нечто такое, чего еще никто не делал, чего не может воспроизвести машина. К примеру, 751 проба выполняется машиной, а вот огранку Cento можно сделать исключительно вручную, руками мастера-огранщика. Несомненно, тут игра света значительно ярче, чем в любых других...

Если взять некачественный бриллиант, то он даже с Cento будет выглядеть ужасно, но все же лучше, чем с любой другой огранкой, потому что Cento обеспечивает более яркую игру света. Знаете, я все время испытываю жажду перемен. Все меняются, каждый по-своему, а я меняюсь в своей работе.

В 2010 году Вы выступили с речью на Всемирной выставке в павильоне ООН. Ваша речь была посвящена ответственной роскоши. Что это такое – ответственная роскошь?

Это то, как мы себя ведем в жизни. И дело касается не только украшений. Украшения – только часть... В 2009 году был серьезный кризис, все вокруг менялось. Я же никого не увольнял, сохранил весь свой персонал. Если у кого-то проблема, мы стараемся ее решить. Когда вся Европа бастовала, в моей компании забастовок не было. То есть это еще и забота о людях – будь то клиенты, дети или друзья. Все зависит от наших поступков... Я никогда не использовал детский труд, не укрывал доходов. Всегда стремился покупать золото непосредственно у его производителей.

Я один из главных основателей Кимберлийского процесса, цель которого – сократить поток «кровавых» алмазов, и один из основателей Всемирного алмазного совета... Помимо этого, я занимаюсь благотворительностью. То есть правильные поступки – это и есть социальная ответственность. И она делает меня счастливым, потому что я имею возможность отдавать. А чем больше отдаешь, тем больше радуешься, что можешь чем-то поделиться...

Вы сталкиваетесь с проблемой подделок? И как Вы с этим боретесь?

Никак. Вероятно, я самый трудный для подделки дизайнер, потому что у меня очень много видов изделий... Пока другие не «подписывают» изделия маленьким рубином и не используют мое имя, это трудно назвать подделкой. Я могу подозревать, что и мои изделия все-такиподделывают. Но в конце концов это все равно не Roberto Coin, и качество у таких изделий соответствующее.

Какой эксперимент в Вашей жизни был самым смелым?

Пожалуй, смена рода деятельности. Это было настоящее испытание: я отказался от того, в чем был успешен, и взялся за то, в чем успешен еще не был. Ведь, как бы грубо это ни звучало, первое время ты никто. Когда я начинал, в Италии было 5 324 ювелирных компании, так что я стал 5 325-м. Видите, в каких условиях мне пришлось работать! Это было серьезное испытание, но я не испугался перемен. И сейчас не боюсь. А когда гонишься за богатством, это невозможно. Просто нужно стремиться быть тем, кем ты хочешь быть, а для этого достаточно того, что у тебя есть. И, если ты умен, все к тебе придет само.

rc-venice_0193_copy

Я вижу, Вы счастливый человек и довольны тем, как сложилась Ваша жизнь. Но был ли какой-то момент, который сейчас, оглядываясь назад, Вы хотели бы изменить?

Нет, я ни о чем не жалею. Согласно моей философии, нет смысла сожалеть об отброшенных альтернативах – ведь никогда не знаешь наверняка, как все сложилось бы в другом случае... Исключением можно считать то, что я не получил возможности стать спортсменом. В юности я был хорош в гимнастике, полгода профессионально играл в футбол, потом переехал в другую страну и стал играть в регби, потом в сквош... А больше всего я мечтал стать чемпионом мира по фехтованию. Но у меня никогда не было такой возможности. Я очень рано потерял родителей и все, чего добился в жизни, сделал сам. Кроме того, уже в 21 год я был отцом двоих детей. А дети, работа и спорт не очень-то хорошо сочетаются...

Случалось ли Вам, увидев чью-то чужую работу, подумать: «И почему мне это не пришло в голову!»?

Нет, я ценю работу других дизайнеров. И у меня большой магазин, в котором каждый день многие покупают мои идеи.

Что Вы думаете о дизайнерских изделиях? Могут ли они конкурировать с такими большими ювелирными домами, как Roberto Coin?

Я не обсуждаю других. Каждый заслуживает уважения, как и любой другой бизнес, потому что нас слишком много. Во всяком случае, для меня не проблема – быть кем-то другим, но другим трудно стать мной. Во всем мире нет компании, похожей на нашу. Чтобы стать маркой Roberto Coin, надо объединить несколько компаний.

Расскажите о последней коллекции Sauvage Privé, которую Вы привезли в Баку. Кажется, она очень отличается от всего, что Вы делали раньше...

Да, это не типичный Roberto Coin, это скорее взгляд в будущее. Мы постарались учесть вкусы миллениалов, которые сейчас становятся покупателями, и всех остальных. Эта коллекция показывает простоту в ее лучшем, очень элегантном, очень классическом выражении. Эти украшения подойдут и вам, и вашей маме, и вашей бабушке. И вы в них будете выглядеть одинаково хорошо. Это как с джинсами – они молодят, если правильно подобрать все остальное. Успех коллекции исключителен, потому что количество экземпляров очень ограниченно: в этом году ее получат не более десяти клиентов, и создание коллекции продолжится для этих десяти покупателей. Разрабатываются новые серьги, ожерелья – всегда есть возможность составить комплект. Но я никогда не думал, что комплекты будут пользоваться таким успехом. На мой вкус, вполне достаточно надеть одно-единственное украшение... Эта коллекция очень оригинальна, она ориентирована на моду будущего.

Какое из Ваших изделий, по-Вашему, неподвластно времени?

Все, которые будут когда-нибудь продаваться у антикваров. Уже сейчас антиквары продают многие изделия фирмы Roberto Coin, преимущественно принадлежащие к трем коллекциям, а вскоре будет продаваться и четвертая. Номер один по антикварным продажам – Appassionata. Увидев, что этой коллекцией торгуют антиквары, я даже расстроился – я ведь еще не умер! За ней следуют Nabucco, Animalier и уже начинает продаваться Cento.

 

ИНТЕРВЬЮ ЛЕЙЛА ИМАНОВА ФОТО ПРЕСС-МАТЕРИАЛЫ

Материал опубликован в сорок втором номере.