NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Интервью с редактором

Ханна. Танец с океаном

Кто из нас в детстве не зачитывался знаменитой сказкой Андерсена о Русалочке? Мифическое существо, полурыба-получеловек, обольстительница мореплавателей – предания о них бытуют в фольклоре многих народов мира. По одной из легенд, без опаски любоваться красотой ундины можно лишь тому, кто достанет цветок папоротника. Но с тех пор, как Ханна Фрейзер, модель, актриса и опытная подводная пловчиха, перевоплотилась в русалку, возможность восхищаться этим сказочным персонажем появилась у всех…

Откуда берутся истоки Вашей мечты стать русалкой?

Из детства. Я была буквально одержима русалками. В три года начала рисовать, и у всех нарисованных мною людей были русалочьи хвосты.  А еще лепила их глиняные фигурки. У меня было несколько красивых старинных книг с иллюстрациями прекрасных водяных дев. Я собирала наклейки с ними, пыталась найти в библиотеке какие-нибудь сведения о них, чтобы понять, как  можно стать русалкой.

Мне просто хотелось жить в мире ундин. В девять лет на меня произвел сильное впечатление фильм «Всплеск» о любви русалки и человека. Главную героиню звали, как и меня, Ханна. К тому же она была вегетарианкой, я тоже никогда в жизни не ела мяса. Благодаря этому фильму я поняла, чем  хочу заниматься. А мама, которая всегда поддерживала меня во всех начинаниях, помогла мне смастерить мой первый русалочий хвост.

Из чего Вы сделали свой первый хвост?

Из оранжевой пластиковой скатерти. А чтобы хвост выглядел блестящим от капелек воды, я по всей его поверхности нашила мелкие золотые чешуйки.

Но мы с мамой не были уверены в том, что сделали «действующий» хвост. И чтобы его испробовать, я оказалась в бассейне с плотно прижатыми друг к другу ногами в держателе с обтянутыми вешалками на конце, изображающими кончик хвоста.  Чуть не утонула...

А как это стало Вашей профессией?

Сначала я занималась дизайном в школе графического дизайна, создавала детские книги, наклейки и т.п. А еще интересовалась фотографией, моделированием. И в какой-то момент это все сошлось воедино в увлечении русалками. Я поняла, как можно стать русалкой, как смоделировать и создать настоящий русалочий хвост, как фотографировать и позировать под водой.

Трудно участвовать в подводных съемках?

Трудно. У меня очень тяжелый гидрокостюм с большим  пластиковым моторным плавником.

Вы сами спроектировали его?

Да, я создаю все хвосты сама. Наверное, никто в мире не тратит столько времени на изготовление хвостов и отделку их чешуей. Каждая чешуйка красива сама по себе. В отделке мне помогали несколько женщин. Но большую часть я сделала сама. Сейчас у меня есть семь действующих хвостов. Два из них – наиболее роскошные. В процессе изготовления находятся еще четыре. И поскольку хвостов стало много, я создала компанию по управлению русалками.

Что это за компания? 

Дело в том, что у меня часто спрашивали: «А есть еще девушки, которых можно привлечь к подводным фотосессиям?» Поэтому я и начала обучать своим навыкам других исполнителей. Для расширения своей организации я приглашаю девушек и обучаю их плаванию под водой с хвостами. Весь свой бизнес я веду сама, а также занимаюсь монтажом и  редакцией своих видео.

Вы снимаете по всему миру?

Я бываю в прекраснейших местах планеты. А самые любимые из них это – Таити, Фиджи и Мальдивы. В феврале у меня была съемка на Гавайях с изумительным фотографом Шоном Хайнрихсом. Думаю, он самый невероятный подводный фотограф в мире! И не только из-за мастерства работы с камерой, но и из-за того, что он знает и чувствует стихию океана. Я называю Шона «океанским шептуном», потому что он безошибочно определяет поведение животных, чувствует, в какую сторону они будут двигаться. Бывает, мы долго пытаемся получить кадр, и когда он говорит: «Вот еще только один этот снимок»,  – я знаю наверняка, что уже довольно.

Мы разделяем трепетное отношение к окружающей среде. На Гавайях мы вместе создали видеофильм «Манта. Последний танец» (манта, или морской дьявол – самый крупный скат, – ред.), чтобы привлечь внимание к исчезновению этих прекрасных животных. В полночь мы плыли у дна океана, а я была притянута ко дну пятидесятифунтовым грузом.

Было страшно?

Немного. Волна тянет назад, будто вокруг моих ног обвилась большая морская змея, ничего не видно, потому что нет защитных очков, жутко холодно, а вокруг крутятся какие-то огромные рыбины. Было не очень приятно...

Вы не боитесь наткнуться в океане на кого-нибудь страшного? 

В Мексике я плавала с четырнадцатью огромными белыми акулами. Ради этого я специально прилетела из другой части света. Но до последнего момента не была уверена, войду ли в воду, пока не увидела их. К тому времени я уже была русалкой несколько лет, но никогда не видела акул и уже заранее их боялась. Но потом решила, что должна встретить свой страх лицом к лицу. Большие белые акулы близки к вымиранию, причем  за последние 500 лет лишь 67 человек стали их жертвами. А люди уничтожили свыше ста тысяч белых акул только в прошлом году. Так что не акулы, а человек – самый страшный хищник планеты. Белые акулы занимают важное место в экосфере океана, поэтому мне хотелось бы, чтобы к ним относились с уважением.

И съемки прошли гладко?

Был момент, когда акулы плавали вокруг меня (у них такая схема движения), и одна из них стала подплывать все ближе. А я полуобнажена и в  рыбьем костюме – просто лакомый кусочек для акулы! И тогда ребята из лодки сказали, что мне нужно показать ей, кто здесь хозяин. Сначала  я растерялась, а потом поплыла прямо на акулу и… закричала во весь голос. Она повернулась и уплыла. Акулы очень осторожны и умны, только благодаря этому они сумели выжить на планете в течение миллионов лет.

Вы также плавали и с китовыми акулами…

Это тоже был экологический проект. Мы побывали на  Филиппинах и в Норвегии, где в течение ряда лет убивали китовых акул, уничтожая их популяцию. И только в одной деревне люди организовали экотуризм с китовыми акулами, вместо того, чтобы убивать их. Этот вид туризма стал очень популярным, поэтому вся популяция китовых акул там оказалась под защитой. Наша команда отправилась туда, чтобы осветить эту инициативу. Мы организовали первую в мире фотосессию китовых акул под водой и вызвали большой интерес мировой печати к этому виду рыб в целях остановить их истребление.

А с кем еще Вы плавали?

С горбатыми китами. Это одни из самых крупных животных на планете, но абсолютно безвредные, прекрасные и удивительные существа.

Когда смотришь сквозь бескрайнюю голубизну океана, пронизанную  солнечными лучами, и видишь кита, поднимающегося вверх, то сначала он кажется маленьким, но постепенно становится все больше, больше, больше и больше... Он был в длину около 15 метров! И когда стал всплывать вверх из-под меня, я испугалась, что могу закончить жизнь в его пасти или под ударом хвоста: я в сравнении с ним словно муравей. Но киты очень умные. Они приплывают, чтобы проведать вас, смотрят вам в глаза и двигаются с точным осознанием того, какого вы размера, насколько они сами велики и как близко они могут подплыть к вам. Они гигантские, но вполне сознательные существа.

Как-то передо мной всплыли детеныш с матерью. Китенок приблизился ко мне, пошевелил плавником и посмотрел прямо в глаза. А  потом они начали петь друг другу. И звук был таким, будто стоишь перед огромными акустическими концертными колонками. Они пели, а я находилась прямо посреди этого. И когда выбралась из воды, просто расплакалась. Это было какое-то волшебство.

Но я также была свидетелем того, как уничтожали китов…

Кто же это делает?

В основном японцы. У них большой китовый промысел, и до сих пор неясно, с какой целью они их убивают. Это очень непростая ситуация.

Вы участвовали в съемках фильма «Пещера»?

Да. Это произошло после того, как я познакомилась с горбатыми китами. Вместе с моими друзьями – художниками, музыкантами и актерами – я отправилась в пещеру в Тайдзи, городе японских китобоев. Мы плавали в бухте как серферы, в то время как местные рыбаки убивали дельфинов. И вся вода в бухте стала кровавой. Это было душераздирающее зрелище.

А самое потрясающее то, что животные подплывали и смотрели на нас, словно взывая о помощи. Затем один из рыбаков приблизился к нам,  заорал и ударил меня толстой палкой. Он пригрозил убить нас.

Мы оставались в бухте, сколько могли, и снимали все это. Тогда мы сотрудничали с Сообществом охраны океанов (OPS). И хотя не смогли никого удержать от убийства этих животных, но отправили наш фильм-послание всему миру. «Пещера» была выдвинута на «Оскар» в номинации «Лучший  документальный фильм» и получила премию 2010 года. Это привлекло внимание многих людей, которые теперь тоже едут в Тайдзи, чтобы помочь. Вскоре японцы удалили дельфинов из государственной пищевой программы, убрали их мясо из супермаркетов в этом городе. В общем, каких-то перемен мы добились, хотя убийства этих восхитительных животных продолжаются.

Ваша цель – остановить все это?

Совершенно верно. Мне кажется, нет необходимости в уничтожении таких невероятных и очень умных животных. Есть сотни тысяч задокументированных рассказов и случаев, когда киты и дельфины помогали людям. Например, дельфин защитил от акул моего бывшего мужа. И много раз дельфины спасали утопающих, вытаскивая их на берег. Это очень умные и чувствительные существа, которые хотят взаимодействовать с нами, с которыми мы можем сосуществовать в гармонии. Я призываю всех подумать об этом.

Как русалка, сколько Вы можете пробыть под водой?

Около двух минут. Я не курю, занимаюсь йогой с малых лет, и мне нравятся упражнения с задержкой дыхания.

А чем еще Вы занимаетесь?

Помимо йоги и растяжки я все время танцую. Танец дает выход энергии и чувственности, а также укрепляет позвоночник и придает ему гибкость. Ведь чтобы двигаться как настоящая русалка, нужно извиваться всем позвоночником. Уроки танца живота помогают расслабить различные части тела, что тоже необходимо для плавания русалки. Но важнее всего медитация и отработка задержки дыхания с помощью йоги.

А что насчет Вашей диеты? Вы не едите ни мяса, ни рыбы?

Да, я воспитана на очень здоровой вегетарианской диете. Моя мать стала вегетарианкой, когда мне исполнился год. Она была учителем йоги и медитации. Все это очень помогло мне воплотить в жизнь свою мечту.

Значит, Ваша мама всегда поддерживает вас.

Безусловно. И  отец тоже. Они оба очень интересные люди, хотя давно уже разошлись. Мой отец Энди Фрейзер был известной рок-звездой 1970-х в составе британской группы «Free». Я думаю, что песня «All right now», которую написал мой отец, входит в сотню великих песен всех времен. Родители – моя очень креативная, поддерживающая и необычная семья.

Вы снимаете также музыкальное видео?

Да, у меня есть много музыкальных видеоклипов, документальных и короткометражных фильмов. Музыка и танец – еще одна моя страсть. Я называю себя подводной танцовщицей, невзирая на то, есть у меня хвост или нет. Пребывание в океане дает мне чувство абсолютной свободы и прикосновения к совершенству.

Когда мы пригласили Вас в Азербайджан, Вы ничего не знали о нашей стране. Что же побудило Вас сюда приехать?

Моя страсть к новым впечатлениям и местам. И никаких колебаний! Мы прибыли в полночь, проснулись  в 5 часов утра и отправились в Старый город. Он прекрасный и сказочный, сочетание старого и нового – это просто фантастично. Баку – один из самых красивых и интересных городов из всех, что я видела. Жаль, что времени было очень мало.

А как прошли съемки?

Мне особенно понравилась работа с командой, внимание к деталям и желание каждого сделать нечто уникальное и оригинальное. Здесь, на другой стороне Земли, я почувствовала себя как в своей семье. 

А что бы  Вы хотели  сказать людям?

Что на этой планете мы можем сосуществовать в гармонии со всеми обитающими здесь живыми существами. Сегодня во многих людях пробудилась страсть к океану, тысячи энтузиастов по всему миру покупают и изготавливают хвосты, выступая в них, снимая видеоклипы. Два года тому назад была принята первая в мире конвенция о русалках. А Стефани Майер, автор серии романов «Сумерки», пишет об ундинах книгу.

Океан является источником жизненной силы планеты. И если мы не будем его уничтожать, это поддержит жизнь на Земле. Эта идея поможет  воссоединить людей с кровеносными сосудами планеты. С природой надо дружить, ее надо любить, а вот бороться с ней не только бессмысленно, но и самоубийственно.

 

ИНТЕРВЬЮ: УЛЬВИЯ МАХМУДОВА ФОТО: ОРХАН АСЛАНОВ

Материал опубликован в седьмом номере.