NARGIS MAGAZINE
Беседы

Крутой поворот

К изменениям можно идти долго, а можно проснуться однажды утром и…  Почему-то я уверена, что чаще всего так и бывает:  просыпаешься однажды утром и понимаешь -  что-то нужно менять. Меняешь, конечно, не сразу, не сию минуту, не в тот же день. Но главное - меняешь, идешь к цели, не сворачивая, почти не сомневаясь в собственной правоте.

Однажды я проснулась и поняла, что больше ничего не будет. Что загаданное и нафантазированное не сбылось, и стоит поставить точку. С этим пониманием сложно жить, тебе еще мало лет, а ты смирилась и собралась доживать. Ты исключаешь внезапность, отключаешь целый пласт ощущений. Надолго ли меня хватило? Не особенно. Так же внезапно, возможно, не утром, а вечером, я решила кардинально все поменять. В моем случае это было страшно,  рискованно. Впрочем, крутой поворот часто именно такой – с риском и адреналином. Я пока мчу по дороге. Но эта огромная  трасса, на которой я выжимаю газ до упора, дарит мне ощущение спокойствия и безграничной радости. Я приблизительно знаю пункт назначения. Приблизительно – и это прекрасно. «Все еще может быть» – бесценное ощущение.

Еженедельно мы будем говорить, рассуждать, делиться своим мнением, мечтами, сомнениями– за чашкой кофе или чая, с бокалом шампанского или стаканом холодного свежевыжатого сока. Главное, неподдельно искренне, многое озвучивая впервые для себя самих.

Перед вами команда журнала Nargis - главный редактор Ульвия Рахманова, директор веб-сайта nargismagazine.az Гюнель Караева, главный редактор веб-сайта Нигяр Магеррамова и я, Нателла Османлы, а также наша гостья - писатель, сценарист, режиссер Наргиз Багирзаде. Комментирует беседу наш сегодняшний эксперт- актёр театра и кино, телеведущий, журналист Олег Амирбеков.

7281_src

Ульвия: Я расскажу о том, как переехала в Баку. С семи лет жила заграницей, сначала в Турции, потом в Лондоне. Я ничего не знала о бакинском менталитете, о жизни здесь. У меня было совсем другое отношение к жизни, другие привычки. В  Баку я училась всего год – в первом классе, в школе №23, а потом в Турции, в американской школе. То есть, конечно, я приезжала в Азербайджан – но всего два раза в год, летом и на Новый год, практически не выходила никуда, сидела дома, проводила время в кругу семьи.

А как я приехала? Это было обычное утро в Лондоне. Я закончила обучение на бакалавра, подала на магистратуру. Я проснулась, выглянула в окно. Дело в том, что в Лондоне постоянно дождь и туман. И вот посмотрела я в окно и поняла, что устала от этой ужасной погоды, надо бы съездить в Баку. На пару дней. Я собрала свои вещи – это был конец недели, пятница. И вылетела с уверенностью, что вернусь в понедельник.  Мне предстояло обучение в магистратуре, а значит, минимум, полтора-два года в Великобритании. И дальше я думала, возможно, остаться, как моя сестра, которая, к тому моменту окончила обучение и решила жить в Лондоне. И я уехала.

7283_src

Нателла: На два дня?

Ульвия: Ну да, уезжала я на два дня, а вернулась только через четыре года. Т.е. за эти четыре года я ни разу не приезжала в Лондон. У меня был обратный билет, которым я так и не воспользовалась. Я, неожиданно для себя самой, начала новую жизнь в Баку. Все с нуля. И даже четыре года спустя, я вернулась по какой-то причине, то ли на чей-то день рождения, то ли по какому-то делу. А то промежуток мог быть и больше. Моя сестра летает из Лондона в Баку и обратно. А у меня там не осталось никаких связей. Все оборвала. Когда я поняла, что не хочу туда возвращаться, я отключила свой британский номер и перестала общаться с прежним кругом. На долгих четыре года.

7296_src

Нателла: А что происходило в эти четыре года?

Ульвия: Новые знакомые, старые друзья – еще с детства. Я смотрела и пыталась понять эту новую для меня жизнь. Я помню, я выходила на прогулку с друзьями детства, мальчиками. Для меня это было нормально, а тут в те годы это почему-то считалось очень смелым; якобы, если девушка вышла с парнем – значит, между ними что-то есть. Правда, сейчас уже считается нормальным. Всё же мы очень изменились за это время.

7284_src

Наргиз: : Мой крутой поворот был в большей степени связан с профессией. Я и в детстве писала, в младших классах школы даже ставили мою пьесу, в которой я исполняла главную роль.  Но в середине девяностых начался бум новых профессий с такими привлекательными названиями - «менеджер», «банковское дело», «правовое регулирование экономики». На тот момент мысль о том, что можно поступить в творческий ВУЗ, даже не приходила мне в голову. И вот я закончила экономический факультет, стала работать в банке.  Поначалу мне даже нравилось, все было в новинку – новые друзья, карьерный рост. Но потом творчества стало не хватать. Помню, мы с подругой были в Париже. По возвращении я написала повесть, действие происходило в Париже - французские имена, парижские улицы… Я спросила у отца – как думаешь, а можно это опубликовать?  Он сказал – если стоящая вещь, почему нет. Конечно,  позже я поняла, что повесть не стоящая. Но слова отца были как сигнал к действию. Я написала рассказы,  они были опубликованы в журнале «Литературный Азербайджан». Потом поступила во ВГИК на сценарный факультет.  Разрывалась между работой, учебой, семьей. Было ощущение, что у меня раздвоение сознания. И в какой-то момент я поняла, что должна бросить банковскую деятельность и заняться исключительно творчеством. Так получилось, что в тот же период у меня распалась семья. Мне было страшно. Я думала о том, что останусь с ребенком без средств к существованию, долго решалась, но все же решилась. И, что интересно, все, что я делала до того, параллельно с работой в банке – писала, снимала – не приносило мне никакого дохода. И как только я сделала выбор в пользу творчества, мои сценарии и пьесы стали покупать! По-моему, главное ничего не бояться и действовать искренне и с любовью!

7285_src

Ульвия: Именно, я приехала в Баку с любовью. И меня здесь полюбили, несмотря на то, что я была абсолютно другим человеком. Я даже не совсем понимала, о чем говорят и думают люди вокруг, чего они хотят. Возможно, мне не всегда могли сказать то, что на самом деле обо мне думали. Но я чувствовала искреннюю симпатию со стороны окружающих.

Наргиз: Вот и я говорю, не надо бояться менять жизнь, и она награждает тебя за твою смелость.

Ульвия: Сейчас я понимаю, что, по всей видимости, внутренне готовила себя к этому поступку, просто не признавалась самой себе. И даже говоря о лондонской погоде, я наверное говорю и о людях, которые холоднее, чем мы. Это другие эмоции, другое проявление чувств.  Азербайджан – это тепло, которого мне не хватает, даже когда я уезжаю на пару недель. Не важно куда. Через десять дней – две недели я уже хочу домой. Это удивительное чувство, ты просто знаешь, что тут твой дом.

7286_src

Гюнель: На самом деле, у меня вся жизнь состоит из крутых поворотов. Я много раз начинала с нуля, кардинально меняя все в своей жизни. Это настолько отпечаталось, например, в профессиональном плане, что даже компании, в которые меня приглашали за последние годы работать, тоже, как правило, начинали с нуля. Я к этому привыкла. Даже не представляю этой стабильности, сидеть на одном месте, вести размеренную жизнь. Все время хочется что-то сделать, куда то двигаться.  Я считаю, что возможно все. И я верю в возможности – в любом возрасте, при любых обстоятельствах можно попробовать все с нуля, стоит только захотеть. Пределов нет ничему, нужно только поверить и сделать. Нет закрытых дверей.

7287_src

Ульвия: Когда восемь лет назад я переехала в Баку, мне все говорили, что я тут долго не oстанусь, мне будет скучно. Это был контраст с Лондоном. И вправду, Баку восемь лет тому назад и Баку сейчас со всеми этими мероприятиями, местами для проведения досуга, выставочными центрами, кафе, ресторанами – несравнимы. Но вот мне все равно было здесь хорошо, необъяснимо хорошо.7288_src

Нигяр: Главное найти тот уголок, где твоя душа. Человек должен найти место, где ему уютно. У меня тоже был крутой поворот. История Наргиз с поступлением в университет перекликается с моей. Я поступила когда-то на юридический факультет, хорошо училась там, закончила. Но в глубине души меня всегда привлекала другая область. И к этому тоже нужно было прийти. Как к работе в Nargis, например. Я писала и раньше, даже мои школьные сочинения походили на рецензии. Но не думала, что это станет профессией. Приняв решение оставить работу, я немедленно это сделала, хотя меня отговаривали, взывали к разуму, советовали сначала найти что-то другое, а уж потом уходить. Но и в моем случае, стоило мне только решиться, сделать шаг в никуда, и двери открылись, все стало получаться в том, что мне по-настоящему по душе. Теперь я убеждена, что «хорошему» нужно освобождать место, чтоб оно пришло и нашло тебя. А периодов и поворотов было несколько. Так и с замужеством и рождением детей. В какой-то момент я все оставила, посвятила себя семье и детям, и такое было. Я убеждена, все случается вовремя.7289_src

 

Ульвия: Страх нужно гнать. Вот для примера, я не журналист по профессии, я не думала, что я вообще когда-нибудь буду этим заниматься. Да, всегда было интересно, но не более того. Однажды мне сделали предложение возглавить одно издание, и тут-то у меня появилась мысль о том, чтоб создать журнал в Баку. Спонтанно. И когда я решила этим заниматься, меня все стали отговаривать. И буквально до выхода первого номера никто не верил в успех. А я просто не боялась, и верила в то, что делаю. Это важно, если ты ведешь за собой людей, коллектив, команду. Не сомневаешься ты, и это ощущение передается другим.

7290_src

Нателла: А я отказывалась пару раз от крутых поворотов. Однажды передо мной положили документы для зачисления в Чикагский университет – внезапно. Я совершенно этого не ожидала, опешила. И отказалась. Я подумала: «Ну куда я поеду? Какой Чикаго? Минимум два года? Что я там буду делать? А как же моя жизнь?». Это похоже на анекдот про актера, который отказывает Спилбергу и говорит «зимой не могу, зимой у меня «ёлки». И я мысленно часто возвращаюсь к этому дню и спрашиваю себя, правильно ли я поступила. С другой стороны, я послушала свое сердце. И оно мне подсказало остаться.

7291_src

Гюнель: Я помню, как последний крутой поворот сам появился в моем маршруте. Рушилось все разом – работа, отношения с друзьями, личная жизнь, неурядицы дома. Я просто верила, что все наладится… по другому не бывает, надо просто перетерпеть. И если говорить об окружении, я увидела, кто есть кто, дважды – когда все было сложно, и когда все было хорошо. И это ощущение – начать с нуля, это, конечно, очень страшно. Но нужно решиться. Нельзя бояться.

7292_src

Наргиз: С другой стороны, вся наша жизнь  состоит из звеньев. Все события, которые с нами происходят – они как бы нанизаны друг на друга. Убери одно звено и все может сложиться иначе. Поэтому жалеть ни о чем не стоит. И уж точно не стоит оглядываться назад. Конечно, иногда ты можешь усомниться в правильности выбора, особенно, когда тебе трудно, в стрессовой ситуации. Но позже, оценив все, что с тобой произошло, ты понимаешь, почему сложилось именно так, а никак иначе.  Помню, когда я работала вторым режиссером на проекте «Не бойся я с тобой, 1919», мне ровно месяц каждую ночь снился один и тот же кошмар. Снилось, что Юлий Соломонович Гусман отдает команды, а я лежу на кровати в центре площадки и никак не могу проснуться. И все это видят и осуждают меня. И я понимаю, что должна встать, работать, и это ужасно, просто, вот так спать и подводить огромное количество людей, но поделать с собой ничего не могу.  Я просыпалась разбитая и не выспавшаяся. Можно было, конечно, бросить все и вернуться в Баку. А можно было бы потерпеть ночной кошмар, а в итоге получить ни с чем несравнимый жизненный и творческий опыт, новых друзей и новые впечатления. Конечно, я выбрала второе.

7293_src

Гюнель: Когда я переехала в другую страну и пошла в школу, мне тоже снились кошмары. Я вообще не знала язык, а они там проходили физику, химию и т. д. И я учила английский, просто спрашивая названия. Брала, например, стакан или очки и спрашивала, что это, мне отвечали, я запоминала. Жила, обложенная словарями. От этого стресса, мама рассказывает, я могла посреди ночи сесть в кровати внезапно, и с закрытыми глазами выдать целую тираду на английском. В итоге, я выучила язык в совершенстве за два месяца, со всей терминологией. У меня просто не было другого выхода.

7294_src

Нигяр: Я думаю, чтобы самой все круто поменять, нужно почувствовать неудовлетворение, явное или подсознательное.

7295_src

Ульвия: Ты знаешь, не считая погоды, в моем случае, не было веских причин для такого крутого поворота. Просто я решилась, приехала, и поняла, что тут мне лучше. Наверное, это судьба. С другой стороны, мне настолько интересно пробовать. Именно пробовать. И дело, наверное, еще и в контрасте. Мне бы не пришло в голову, переехать в Париж, думаю. Жизнь в Европе очень похожа, и я ее знаю. Баку был другим, но все равно родным, я нашла здесь свой дом, Родину. А вот если завтра у меня вдруг появится возможность пожить где-то, например, в Африке или Австралии – хотя бы какое-то время  – думаю, я поеду. Это интересно.

7298_src

Гюнель: Мне кажется, что для того, чтобы так уехать, человек не должен быть сильно чем-то связан. Помню, мне поступило предложение уехать работать в другую страну. На тот момент мой брат учился заграницей, и мама должна была остаться здесь одна. Я просто не могла ее оставить и уехать. И, несмотря на то, что и мама могла бы ко мне приезжать, и я бы могла навещать ее в Баку, я так и не решилась.

Нателла: А может, это внутреннее оправдание, когда на самом деле не хочешь этого делать по другой причине?

7297_src

Гюнель: Нет, я хотела уехать. Но не смогла. Для меня мои близкие стоят в приоритете всегда.

Наргиз: Вероятно, сработала все же твоя женская интуиция. Наверное, не стоило этого делать. Моя мама всегда говорит мне «слушай свою первую мысль, все, что придет в голову потом – от страха».  И я  стараюсь руководствоваться этим правилом, делая выбор.

Олег Амирбеков, актёр театра и кино, телеведущий, журналист

7299_src

Решиться на какой-то шаг всегда непросто. Тем более, если этот шаг в перспективе может изменить твою жизнь. Я считаю очень правильной и глубокомысленной фразу: «Один раз живем!». Надо всегда помнить - второго такого шанса у нас не будет и, если ты чувствуешь, что в жизни надо что-то менять, пусть даже и кардинально – нужно действовать. При этом я ни в коем случае не призываю к необдуманным поступкам. В каждом решении есть определенная доля риска и ее надо учитывать.

Заниматься нужно тем, чем хочется. Сумев сделать из этого профессию. На родительских собраниях в школе классный руководитель любила повторять моей маме: «Ну и чем он будет заниматься? Искусством? Театром? Разве это профессия для мальчика…». И я стал готовиться к поступлению на факультет международных отношений. Но мне, как сказала Наргиз, не хватало творчества, и когда появилась возможность поехать в Москву в театральный институт, я резко забыл о карьере дипломата. А дальше была целая череда «крутых поворотов»: поездка в Москву, зачисление на факультет театроведения, возвращение обратно в Баку, ибо писать рецензии на спектакли было тоже не тем, что я хотел… И я ни о чем не жалею. Все «подножки» и «спотыкания» делают нас сильнее и дают бесценный жизненный опыт. И главное – нужно, извините, «наплевать на общественное мнение».  Это ведь наша жизнь, и решение нужно принимать самим. А мнение общества зачастую консервативно, субъективно и поверхностно. Кстати, мой классный руководитель теперь просит билеты в театр на мои спектакли, а ведь когда-то отговаривала…