NARGIS MAGAZINE
Лица

Мир в синем цвете

Художник и режиссер по образованию, Гюнель Эва путешествует по миру, рассказывая об Азербайджане, впитывает разные культуры, переосмысляя их, и делится с миром своими взглядами через картины, кино, а теперь и одежду.

Как в Вашей жизни появилось искусство?

Мне очень повезло с родителями: они с детских лет прививали мне любовь к искусству. Отец собрал огромную коллекцию книг по импрессионизму, а от матери я унаследовала любовь к кино. Конечно, в детстве я мало что понимала в сюжетах Тарковского и Феллини, но уже тогда меня завораживало движение камеры, освещение, постановка и то, как искусство влияло на окружающий меня мир. Рисовать маслом я начала с пяти лет и с тех пор не выпускаю кисть. Пробовала и продолжаю пробовать себя в разных направлениях: кинематограф, цифровое искусство, анимация, звуковой дизайн. Пока руки не дошли до скульптуры из металла, но очень хочу научиться. Люблю писать маслом на холсте, причем в полном одиночестве, чтобы выразить себя полностью. Другие мои проекты, связанные с кино или модой, требуют работы в команде, но и это мне тоже интересно.

 

Чем в итоге Вы решили заниматься?

Я считаю очень полезным продолжать развиваться, раскрывая в себе новые таланты, поэтому не могу сказать, что я остановилась или когда-нибудь остановлюсь на чем-то одном. На данный момент занимаюсь несколькими проектами: художественным фильмом, арт-кулинарным шоу, где ужины представляются как произведение искусства, а недавно начала новый проект – по созданию линии одежды, он-то сейчас и занимает основную часть моего времени.

Синий цвет занимает важное место в Вашей жизни. Почему именно он?

Меня очаровывает синий пигмент, так как он редко встречается в природе. В этом есть что-то мистическое! Когда мы думаем о синем цвете в природе, первое, что приходит на ум, – это небо или океан. Их темно-синие цвета выходят за пределы измерения, они ассоциируются с бездонной глубиной... По статистике, синий – любимый цвет большинства людей. Думаю, это как-то отражает нашу связь с океаном: в конце концов, все мы вышли из воды.

В какой момент и почему Вы решили создать коллекцию одежды?

Мы, думая о том, что уничтожает нашу планету, забываем, что быстрая мода занимает второе место в этом разрушении. Для создания тканей используются красители и пестициды, вредные для людей и вообще для Земли. Мы не можем избавиться от пластика, но можем перестать поддерживать его производство. Поэтому я решила создавать одежду из тканей, которые не вредят, а помогают поддерживать гармонию с окружающей средой. Все во вселенной взаимосвязано: забота о личном здоровье подразумевает здоровье окружающего нас мира. Думаю, здесь выражение «Не навреди» очень уместно. Я работаю только с натуральными тканями из хлопка, бамбука и шелка и, конечно, выбираю ткани сама.

Чему посвящена, чем вдохновлена и для кого создана Ваша одежда?

Я прежде всего художник, поэтому просто создавать одежду мне казалось скучным. В мои планы не входило быть обычным модельером, я хотела оставаться художником и режиссером. Поэтому я создала целый мир внутри моего бренда. Представьте себе, каждая модель одежды, что мы создаем, имеет свою историю: откуда она, что вдохновило на ее создание. Мой мир – это постапокалипсис, где наша планета начала атаковать людей в отместку за то, что мы ее так долго мучали. И в этом мире остались герои, борющиеся за восстановление гармонии между человеком и природой. Каждый месяц наш веб-сайт gunel.co будет описывать новую историю про этот мир и живущих в нем людей. Покупатели одежды будут становиться частью этого мира, своего рода воинами света, и при этом выглядеть как джедаи нашего постапокалиптического мира.

Ваша коллекция – это не совсем привычная одежда. Как Вы думаете, найдет ли она место в обычной жизни?

Я живу в Лос-Анджелесе и могу смело сказать, что моя одежда здесь имеет и свою жизнь, и своих покупателей. Например, мы уже отшили все заказы для фестиваля Burning Man.

Почему Вы решили уйти от норм и стандартов?

Я не очень понимаю смысл этих слов: «норма», «стандарт»... Мы сами заключаем себя в рамки, не дающие свободы воображению, духовному развитию. Считаю, для каждого типа людей можно найти то, в чем они будут чувствовать себя комфортно. Моя одежда сделана из тканей, не содержащих синтетики, она очень мягкая, создает ощущение комфорта и при этом выглядит, как одеяние джедая. Почему бы и нет?

Как Вы считаете, модой и искусством должны заниматься только профессиональные дизайнеры или эта сфера открыта для всех?

Ключ к успеху – это внутренний огонь. Чтобы чего-то добиться, надо верить себе и не слушать разговоров, что вы не сможете это сделать только потому, что у вас нет специального образования, или денег, или просто потому, что «это не пройдет».

Что Вы осознали в процессе создания коллекции? Может, не хватило каких-то знаний или наоборот ‒ что-то помогло?

У меня нет образования дизайнера одежды. Я мыслила как художник и творила, доверяясь интуиции. Бывало, что ткань сама подсказывала дизайн. Эксперимент – это всегда либо успех, либо провал. Я очень многому научилась на своих ошибках и очень благодарна судьбе за мои поражения. Человек не растет, если не ошибается. Поэтому, ошибаясь, я стараюсь извлечь из этого уроки, чтобы больше не повторять. Не стоит бояться нового. Вдохновение – это своего рода риск, ведь это означает вывести себя из зоны комфорта, поставить в ситуацию, в какой еще не бывал.

Какая история во время работы над коллекцией запомнилась Вам больше всего?

Так получилось, что я, путешествуя по Турции в поисках натуральных тканей, наткнулась на лавочку, где продавались изделия из натурального кашемира и хлопка. В углу стоял ткацкий станок, явно из средних веков родом. Хозяин лавки сам ткал на нем. Как оказалось, одиннадцать поколений его семьи занималось подготовкой пряжи и созданием тканей ‒ это мастерство передавалось по наследству. Передо мной был не просто ткач: это был человек, влюбленный в свое дело! Казалось, он не работает, а играет на каком-то музыкальном инструменте. Он даже согласился дать мне мастер- класс работы на ткацком станке, и ткать оказалось так же интересно, как писать картины... Эта история вдохновила меня на то, чтобы собрать команду людей, так же влюбленных в свое дело, как и этот турецкий ткач.

Был ли у Вас опыт работы с тканями? Почему Вам так важно лично участвовать в этом?

Я верю, что если берешься за дело, то надо знать его в деталях. Когда я снимаю фильмы, я знаю все про камеру и монтаж. Чтобы говорить на одном языке с людьми, с которыми работаешь, надо знать их работу на профессиональном уровне. Я также верю, что покупатели имеют право знать о том, как создается та одежда, которую они приобретают.

Как Вы делитесь родной культурой за рубежом?

За эти годы я привыкла к расспросам о том, где находится Азербайджан и что в нем особенного, и часто провожу уроки истории и географии. Хочу, чтобы люди знали о моей стране, и не только потому, что я там родилась: верю, что Азербайджан обладает таким богатым и уникальным наследием, что его нужно открыть всему миру, чтобы он мог занять свое законное место в глобальном влиянии на мир искусства. И я не нашла ничего лучше, чем показать это, раскрывая элементы нашей богатой и древней культуры через истории. В своем бренде я создала мир, в котором отразилось множество элементов родной культуры. Название каждого предмета одежды на азербайджанском языке представляет элемент нашей планеты, у каждого нашего короткометражного фильма есть отрывки, рассказывающие об истории моей страны. В рамках бренда мы снимаем серию короткометражных фильмов: они будут выходить раз в несколько месяцев, представляя мир «Атала». Это такая планета, где воины света защищают древние знания о ткачестве. Создание этой вселенной позволяет мне объединить важные элементы нашей культуры, а одна из главных историй происходит в Стране огня.

Когда коллекция увидит свет? Где Вы планируете представить ее?

Вебсайт, где покупатели смогут заказать одежду, уже работает. Затем в Лос-Анджелесе и в Нью-Йорке пройдут pop-up shows. Очень надеюсь представить коллекцию в родном Баку. Мир, который я создаю, крепко связан с культурой, в которой я выросла. Каждая коллекция состоит из пяти элементов- имен, и все они азербайджанские. Для Америки это красивая экзотика, а для меня – ностальгия по дому и гордость за восточные корни.

Что из азербайджанской культуры Вы цените больше всего?

Я люблю нашу музыку, особенно джаз, часто знакомлю иностранцев с композициями Вагифа Мустафазаде. Какой бесценный подарок он сделал нашей культуре!

Думаете ли продолжать работу в сфере моды?

Я только начала работать в этом направлении. У меня уже готовы новые эскизы. Скоро поеду в Мексику ознакомиться с тамошней техникой работы с натуральными красителями, использующей древнюю, времен ацтеков, технологию. Недавно узнала о компании, создающей кожу из... ананасов. Очень хочется с этим поэкспериментировать. Уверена, что эта концепция будет развиваться.

Интервью: Нигяр Оруджева

Фото: Гюнель Эва

Материал опубликован в пятьдесят восьмом номере.