NARGIS MAGAZINE
Лица

Kerekes Band: назад к фольку

Их совместный творческий путь начался 25 лет назад. Тогда школьников к музыке привела, как утверждают они сами, любовь... Любовь к народной и рок-музыке. Сегодня создатели «венгерского фанка», этно-фанк группа Kerekes Band разъезжают с гастролями по разным странам, знакомят мир с венгерской этнической музыкой и исполняют народные песни, в которых гостят. В Азербайджане они исполнили народную песню Sarı Gəlin.

В народе вас называют борцами за свободу. Как вы думаете, почему?

Виктор: В своё время в Венгрии была очень распространена культура пастухов, которая тесно переплетается с разбойниками. У них были свои музыкальные инструменты такие, как флейта, кобза. И эта культура существует по сей день. Наверное, нас так называют, потому что мы поддерживаем эту культуру, пытаясь её возродить.

Как проходит ваш творческий процесс? Вы создаёте музыку, собравшись вместе?

Жонбор: Так как мы этно-фанк группа, за основу мы берём этнические мотивы. Далее добавляем к ней динамичности. Этот процесс можно сравнить с деревом, который произрастает от одного посаженного семени. В этом принимают участие все. Для нас очень важно, чтобы создаваемая нами музыка нравилась каждому участнику нашей группы. У нас принято так, что если при создании музыки кому-то она не нравится, то мы начинаем вести дискуссии и стараемся сделать в итоге продукт, который будет всем по душе. Если же музыка не подходит, то мы на время убираем её на второй план.

Что для вас успех? Как вы понимаете, что концерт прошёл успешно, или наоборот?

Акос: Я веду свой статистический блог, который подсчитывает, сколько людей перед сценой начали танцевать, сколько кинуло в мою сторону поцелуев и взяло друг друга за руки. Все эти важные моменты, я стараюсь зафиксировать глазами, а после концерта уже подсчитываю. 

Жонбор: У концерта три основных элемента. Самый важный – это публика и то, как она себя ощущает во время концерта. Второе – как себя чувствует группа, третье – звуковая техника: как звучит музыка, насколько хорош зал, какое техническое оборудование. И хорошим можно считать концерт, на котором были на высоте хотя бы два из этих важных элемента. Бывает, что клуб не может позволить себе высококачественную технику. Но это не мешает группе провести концерт отлично. Ну, а если все три элемента на высоком уровне, то концерт можно смело считать великолепным. 

Виктор: Легче всего это проследить за границей. Там, где с нашим творчеством незнакомы. На каком-нибудь фестивале, например. Если после 20-30 минут от начала концерта люди не только не уходят, а наоборот, всё ещё приходят, то это свидетельствует о высоком уровне концерта.

Стремитесь ли вы к популярности? Или для вас это все формальности и гораздо важнее сам процесс создания музыки? 

Виктор: Мы начали играть 25 лет назад, тогда мы были ещё школьниками. И к музыке нас привела, конечно же, любовь. Есть музыканты, мечтающие однажды выступить на «Евровидении», для которых важны титулы, пьедесталы. Зачастую у таких музыкантов и певцов ничего не получается, потому что музыку надо любить.

Петер: Между участниками группы должна возникнуть химия. И совместный творческий процесс должен приносить радость. Вот что самое главное. Да, это здорово, когда нас знают. Но популярность это не самое важное, к чему должны стремиться музыканты.

Жонбор: Мы вчера были на телеканале Mədəniyyət, провели там минут 40 в эфире – и если вы посмотрите, что происходило в эфире, то, наверняка, поймете нашу основную цель в музыке. Этно- и фольк- музыка – это, конечно, не попса. Будучи музыкантом этого музыкального направления, сложно выдать мировой хит и засветиться в каком-то чарте. Впрочем, это для нас и неважно. Такая музыка не для всех, её не каждый сможет понять. Поэтому у нас нет цели создать хит и покорить всю мировую публику. У нас есть свой стиль и есть люди, которым он понятен и приходится по душе. Конечно же, хотелось, чтобы таких людей было побольше.

Как вы придумали название вашей группы и что оно означает? 

Жонбор: Я придумал это название, потому что слово Kerekes очень хорошо пишется на всех мировых языках, и с этим легче покорить мировую публику. Шутка. На самом деле, самый первый наш альбом мы создавали на территории, так называемой, Динаш. У нас есть круговой танец, он называется у нас «керик», то есть «круг». Вот мы и решили назвать группу Kerekes. Только поначалу мы были «Керекеш эдитеш», то есть «группа Kerekes». Когда мы выехали за пределы Венгрии, поняли, что это слово тяжело произносится и поменяли его на слово band. 

Есть ли у вас примеры для подражания среди венгерских или мировых групп, или вы предпочитаете никому не подражать? 

Виктор: В принципе, какой-то определённой группы нет. В нашей музыке важна динамика, то, что невозможно прочувствовать в попсе. Вот среди рок-музыкантов нам нравится Джимми Хендрикс, среди джазовых – Джон Колтрейн. Это музыканты, которым удавалось зажечь публику своим внутренним огнём. В музыке это очень важно. Мы так же пытаемся зажечь свою публику. Я даже могу сказать больше, наша основная цель – сделать так, чтобы публика на наших концертах не сидела, а танцевала. 

Жонбор: Так было ещё в древней Венгрии, когда музыканты знали друг друга и знали чуть ли не каждого своего слушателя. И они пытались развеселить людей, сделать так, чтобы они подпевали и подтанцовывали. 


Что для вас музыка? 

Жонбор: Музыка словно вращающийся круг, как и название нашей группы. Сначала мы берем от музыки по-максимуму, а потом ей отдаем.

Чаба: Этот вращающийся круг объединяет все – нас, публику, музыку.

Вы изобретатели жанра «венгерский фанк». В чем его особенность?

Виктор: Мы играем и на народных инструментах – это виола, старая флейта пастухов и кобза – и на рок – бас-гитара и барабаны. Получается необычный микс, в котором ни один из инструментов не берет верх над другим, ни один не важнее другого. И в каждом выступлении можно прочувствовать «гармонию двух миров». Нашей музыке присуще такое оригинальное звучание благодаря смешению двух абсолютно разных стилей. 

Впервые ли вы в Баку? Как вам город? Поделитесь впечатлениями. 

Петер: Жонбор уже не первый раз, он посетил Баку несколько месяцев назад с женой. Мы его послали сюда на разведку (Смеется). 

Жонбор: Мы в Баку уже три дня. Остановились неподалеку от Ичери Шехер и уже успели обойти его вдоль и поперек. Нам очень нравится атмосфера, которая тут царит. Эти узкие улочки, старые постройки, которые входят в список ЮНЕСКО. Вчера же мы решили прогуляться по набережной. И нам открылась другая сторона Баку. Мы совсем не ожидали увидеть такие инновационные здания. Но даже в таких hi-tech постройках, как Центр Гейдара Алиева, Flame Towers можно проследить что-то народное. И это очень похоже на нашу музыку. 

Акош: Когда мы путешествуем по миру, очень часто, практически везде, я слышу венгерскую речь. Но только не здесь. И это мне позволило немного потеряться. Для меня это настоящее удовольствие. 

Ваша музыка рассчитана больше на молодежь или на зрелых людей? Кто он, ваш слушатель? 

Жонбор: В принципе, мы играем для всех. 

Виктор: Наша музыка не консервативна, у нее не классическое звучание. Я думаю, она подходит для свободомыслящих людей, которые открыты чему-то новому. А возрастных ограничений, действительно, нет.

Для людей, которые не знакомы с вашим творчеством, с какой композиции вы советуете начать знакомство? 

Виктор: Наверное, с Ethno Funk или Csango Boogie

Жонбор: Ethno Funk, Back to Folk

Петер: Back to Folk, Szilaj

Чаба: Не хочу отвечать, я все наши произведения люблю.

Акош: Csango Boogie

 

Интерьвю: Гюзель Камалетдинова

Фото: Сона Насибова