NARGIS MAGAZINE
Культура

MONOCHROME: В ОБЪЕКТИВЕ ЕВЫ

1

Черно-белое как веха в истории искусства…

Черно-белое как эстетика в творчестве фотографов, писателей, кинематографистов…

Черно-белое как убеждение и опровержение…

Об этом и не только – в авторской колонке Monochrome. 

Звезды Голливуда давно подменили нам богов. Всеми любимых - греческих… Мифологических… Чувство объективности светила Фабрики грез – этого горнего Олимпа – заволокли нам пеленой лицедейства… Артистического своего обаяния… Адюльтеры персефон и аполлонов Голливуда мы называем не иначе как «романами». Нелепый look – концептуальным китчем. Малозначительные факты биографии – ключевым поворотом судьбы…

Однако в Афродите американского кинематографа – в этом вожделенном идоле мужчин и объекте поклонения женщин – фотограф Ева Арнольд узрела простую смертную. Игривое и притягательное, но зачастую измотанное и скучающее - осознающее близость увядания собственной красоты - земное создание… Создание, укрывшееся под псевдонимом Мэрилин Монро.

1 (1)

Мирская Афродита

Белокурая блондинка, провозгласившая неоспоримую значимость роли бриллиантов в жизни каждой девушки, читает «Улисса»… Созданный кинопродюсерами образ обольстительной самки, умело интерпретируемый Монро на экране, и портрет актрисы, обнаруженный в визире фотодокументалиста… Всмотримся в портрет этой второй – другой Мэрилин.

2

Ева Арнольд без лишних слов развенчивает закрепившийся за кинозвездой стереотип недалекой старлетки. Она наблюдает за ней в перерывах между съемками, в минуты чтения Джойса и Достоевского, во время общения с коллегами, и этот ее взгляд лишен предубеждения, столь присущего женщинам мужской профессии.

3 (1)

Лишен он и женской ревности к чувственной красоте актрисы. В этом взгляде - бесконечный трепет и внимание к личности Монро. Вот почему на этих снимках Мэрилин предстает столь уязвимой и очень близкой к каждому из нас.

4 (1)

«Существует миф, что в практической жизни женщине очень трудно проявить себя, что она создана главным образом для плотских утех. Это неправда. Это неправда, прежде всего для меня самой, для тех женщин, которые работают рядом со мной в Магнуме. Я считаю, если человек хорошо справляется со своим делом, то не имеет никакого значения, мужчина это или женщина».

5 (1)

Эта выдержка из книги «In retrospect» Евы Арнольд является и профессиональным кредо фотографа, создавшей целую галерею портретов таких ослепительных красавиц, как Марлен Дитрих, Джоан Кроуфорд, Элизабет Тэйлор… И во всех этих работах кумиры миллионов предстают в неожиданном амплуа. Без привычного флера идеализации – непринужденными и земными

6

Первая леди Магнума

С детской мечтой о карьере врача Еве пришлось расстаться довольно рано. В многодетной семье раввина хватало средств лишь на самое необходимое, что тут говорить о такой роскоши, как получение высшего образования… Филадельфию, ставшую для эмигрантов из России родным домом, Ева покинула в шестнадцать. Что именно заставило ее перебраться в Нью-Йорк: жажда свободы, неуемное тщеславие, мечта покорить культурную столицу Америки, можно лишь догадываться, но стоит отметить, что судьба не шибко торопила ее к призванию фотографа. Ева, к тому времени несколько лет проработавшая помощницей в фотоателье, стала постигать профессию, когда ей было уже за тридцать.

7

Ева Арнольд (1912 – 20012)

Как некогда ее легендарная тезка, она также стала первой. Первой женщиной, принятой в сообщество Magnum Photos - этой священной Мекки для фоторепортеров мира. В Magnum Ева была принята в 1957-м, в возрасте 45-ти лет. Первая же персональная выставка состоялась, когда фотографу было ни много ни мало – 68 лет!

8

Ева Арнольд никогда не чуралась ни работы, ни преодоления новых рубежей. За свою долгую жизнь она исколесила Китай и Афганистан, СССР и Южную Африку, фотографируя людей разных – от акушеров на Кубани до монархов в Лондоне…

Работы Евы отличает чуткость по отношению к людям, но вместе с тем в них не звучат пафосные аккорды гуманизма – ее произведения интимны и камерны, словно колыбельная песня. Фотографии Арнольд пронизывает некое тепло материнской заботы к каждой модели и к целому миру в частности. Это, пожалуй, и делает ее творчество столь волнующим и бессмертным.

10