NARGIS MAGAZINE
Лица

«Чистый мир» Мехрибан Зейналовой

Домашнее насилие остается одним из самых недооцененных видов преступности в мире: родственники жертвы, как правило,
не распространяются о произволе, творимом в семье, и даже медицинские работники могут подтасовывать факты и скрывать следы истязаний – из самых, казалось бы, благих побуждений: ради сохранения семьи. Ведь семья в Азербайджане − традиционно главная жизненная ценность.
По данным Госкомстата Азербайджана, в 2018 году в нашей стране было зафиксировано 1175 случаев домашнего насилия, в результате которых погибли 47 человек. Чаще всего страдают, конечно, женщины и дети. Очень страшно стать жертвой насилия, но еще страшнее оказаться в безвыходной ситуации, когда нет ни надежды, ни поддержки и просто некуда идти. К счастью, в нашей стране живет немало неравнодушных людей, готовых протянуть руку помощи даже в такой, кажущейся безвыходной, ситуации. Одна из таких людей − Мехрибан Зейналова, председатель Общественного объединения помощи женщинам и детям Təmiz Dünya («Чистый мир»). В 2002 году она создала приют для жертв домашнего насилия, где пострадавшие получают, кроме крыши над головой, конкретную правовую и психологическую помощь.

Мехрибан ханым, расскажите, пожалуйста, о приюте. Какую помощь может получить женщина в этом убежище?
Прежде всего подчеркну, что женщины попадают в наш приют по разным причинам, ведь у каждой из них свое мировоззрение, эмоциональный интеллект и отношение к событиям. Иногда нас спрашивают: почему вы принимаете в приют женщин, не пострадавших физически? Это неправильный подход. Есть женщины, которых избивают ежедневно, и они покорно сносят все побои и унижения, порой даже не предполагая, что такое «ангельское терпение» может закончиться для них смертью. Но есть женщины, изначально не приемлющие унизительного отношения, и они, не дожидаясь физической расправы, устремляются к нам. Эти женщины хотят немного: быть свободными и жить подальше от таких родных.


Наш приют для женщин и детей «Чистый мир» функционирует с 2002 года. В нем девять сотрудников, включая психолога, юриста, социальных работников и руководство. При поступлении нового пострадавшего все они дружно включаются в процесс: нужно оценить психологическое состояние прибывшего, выслушать его проблему и постараться как-то ее решить. Мы задаем вопросы о семье, социально-экономическом положении, родственниках, образовании, наследственных заболеваниях и т.д. – словом, пытаемся выявить и учесть все детали для более достоверной оценки непростой ситуации.
Есть женщины и дети, которых находит на улице и доставляет к нам полиция. В таком случае мы ищем родственников, пытаемся выяснить, почему пострадавшие оказались на улице, и делаем все, что в наших силах, чтобы помочь. Здесь мне хотелось бы подчеркнуть, что в этом плане нас очень поддерживают государственные органы. Мы тесно сотрудничаем с Министерством внутренних дел, Министерством здравоохранения, Министерством труда и социальной защиты, Министерством образования. Большинство женщин, попадающих в приют, получают затем работу через Министерство труда и социальной защиты, а Министерство внутренних дел помогает нам решать вопрос их безопасности. Благодаря Министерству здравоохранения женщины и дети при необходимости могут обращаться в медицинские учреждения, а Министерство образования создает для наших подопечных-детей возможность посещать школы, расположенные поблизости. Кстати, мы придаем большое значение обязательному образованию не только детей, но и женщин, среди которых нередко встречаются малограмотные. Волонтеры, преподаватели русского и английского языков, нам очень в этом помогают.

Как часто в Центр обращаются женщины, еще не ставшие жертвами, но почувствовавшие, что трагедия может произойти?
Довольно часто. Иногда женщины обращаются за помощью, чувствуя опасность уже на уровне угроз. Мы направляем их мужей к психологу, чтобы специалист высказал свое мнение: действительно ли существует такая опасность. Иногда разговор с психологом приносит положительный результат, но встречаются мужчины, тщательно скрывающие свой внутренний мир и чувства, а есть и такие, кто наотрез отказывается от встреч с психологом. Но перед этим мы много разговариваем с женщиной и делаем выводы из собственных наблюдений – это позволяет нам понять, в чем или в ком кроется проблема.

Реально ли «перевоспитать» такого мужчину без помощи специалистов?
У многих наших мужчин рукоприкладство по отношению к женщине – это продолжение «традиций», привитых с детства. Так ему легче управлять женой, да он и не знает иного способа заявить о своем превосходстве в семье. А есть мужчины, откровенно ненавидящие женщин, такие не стесняются действовать особенно жестоко. Все эти поведенческие факторы чаще всего связаны с негативным детским опытом, травмирующим сознание, какими-то потрясениями, пережитыми на раннем этапе жизни мужчины, − причины могут быть самые разные. Мужчинам, как и женщинам, свойственны разные личностные черты, психотип и эмоциональный интеллект, которые важно учитывать. Но в некоторых случаях женщина сама провоцирует насилие. Мы, женщины, привыкли брать все заботы на себя. Мотивы у этого благие, но мужчины быстро привыкают к такому положению, а с годами нагрузка все увеличивается, и однажды женщина понимает, что она больше не в силах нести этот груз одна − помимо домашней работы, ходить по магазинам, водить ребенка в сад или школу, решать бытовые вопросы − согласитесь, в наших семьях все это целиком и полностью чаще всего лежит на плечах женщины! Мы живем с мыслью, что должны терпеть все ради наших детей. Но со временем возникают серьезные проблемы в отношениях, и все оттого, что семейные роли не были должным образом распределены вовремя, стороны не могут или не хотят понять друг друга и никогда не обсуждают между собой свои проблемы.

Как Вы думаете, чем чаще всего вызывается агрессивное поведение мужчин?
У нас есть и другая традиция − бремя основных семейных проблем мужчина обычно несет в одиночку и не делится мыслями со спутницей своей жизни. Считается, что муж должен обеспечивать жену, а как – это уж его проблема. Некоторые жены тоже считают решение всех семейных и бытовых вопросов прерогативой мужа, а своим делом – только воспитание детей. И каждый занимается своим делом, но наступает момент, когда мужчина осознает, что ему нужна настоящая партнерша, интересная собеседница: он остро нуждается в открытой дискуссии, понимании, духовной полноте жизни... А мы, женщины, часто не отдаем себе отчета в том, что унижаем мужчину, сравнивая его с другими, вызываем в нем агрессию. И чем чаще жена «пилит» мужа, упрекая в неспособности обеспечивать семью, тем больше он стремится туда, где его будут уважать и понимать. Так возникают супружеские измены...


Что Вы порекомендовали бы женщинам, которые еще только готовятся к семейной жизни, и тем, кто уже ищет решения своих семейных проблем?
Очень трудно что-то рекомендовать, ведь каждая семья – маленькое государство, со своими законами, традициями и правилами внутрисемейного общения. Но в любом случае женщина не должна взваливать на себя непосильную ношу, она должна уметь говорить «нет», если это необходимо, и открыто разговаривать с партнером о том, что ее волнует, обговаривать все вопросы. Причем начинать нужно еще до вступления в брак. Иногда говорят, что нашим мужчинам комфортнее жить с иностранками. А дело в том, что иностранки с первого дня позиционируют себя такими, каковы они на самом деле, мы же привыкли скрывать свои чувства и мысли, создаем некий вымышленный, идеальный образ, но через некоторое время, когда этот образ рассеивается и проявляются реальные черты − тут-то и начинаются конфликты, часто ведущие к разводу.
Опираясь на свой многолетний опыт, я пришла к выводу: вопреки бытующему у нас мнению, женщине обязательно нужно работать − чтобы быть экономически независимой. Это не значит, что каждый из супругов должен иметь свои деньги и тратить их по своему усмотрению: нужно научиться сообща управлять семейным бюджетом, это тоже очень важно.

Каким Вы видите системное решение проблемы насилия над женщинами в Азербайджане?
Тема домашнего насилия сегодня на повестке дня во всех цивилизованных странах. На своей 64-й сессии в 2020 году Комиссия ООН по положению женщин проведет обзор и оценку хода осуществления Пекинской декларации и Платформы действий, их вклада, а также нерешенных задач.
В нашей стране тоже уже наметились признаки системного решения этой проблемы. В том числе и в нашем приюте, где мне удалось выстроить систему, благодаря которой проблемы женщин, приходящих к нам, внимательно изучаются, и информация направляется в соответствующие государственные органы − все эти структуры, со своей стороны, поддерживают нашу работу. Но даже в этом отработанном механизме есть определенная проблема в координации, требующая решения.
Постояльцы нашего приюта – это женщины и дети, подвергшиеся насилию. У нас есть свои внутренние законы, обеспечивающие безопасность наших подопечных. Например, мы не принимаем мальчиков старше 11–12 лет и избирательны по отношению к фото- и видеосъемке.
Еще одна важная общественная проблема – обеспечение максимальной эффективности решения вопросов, связанных с детьми, попавшими в трудную ситуацию. Есть семьи, которые не могут нормально воспитывать своих детей и уделять им в полной мере внимание и заботу, в которых те нуждаются. Не секрет, что у многих детей из неблагополучных семей из-за постоянного домашнего насилия возникают психические расстройства. Перевод таких детей из семей в государственные учреждения занимает месяцы. Но в момент совершения насилия над ребенком, если поступила информация об этом на горячую линию, ребенок изымается из семьи в течение 24 часов: если этого не сделать сразу же, не оградить ребенка от агрессии, это может кончиться очень плохо! И даже если ребенок как-то выживает в такой семье, но постоянно подвергается насилию, в дальнейшем у него все шансы стать преступником или попрошайкой. Многие думают, что дети все быстро забывают, но это совсем не так! Страшная негативная ситуация оставляет в сознании ребенка неизгладимый след и может сформировать у него искаженные нравственные ценности, не говоря уже о неадекватном поведении.


Мы усердно работаем, чтобы решить проблему каждого жителя нашего приюта. Есть женщины, которые хотели бы задержаться у нас, но мы считаем, что это будет во вред им же самим: в таком случае женщина становится зависимой от своего убежища, ее интеграция в общество затрудняется, а страхи только растут. Мы стараемся подготовить наших подопечных к самостоятельной жизни и в настоящее время готовим новую программу интеграции в общество Özçətir.
Мои наблюдения показывают, что большинство женщин вместо того, чтобы создавать собственные «зонты», старается спрятаться под одним «зонтом» с кем-либо, будь то родители или муж. Так или иначе, женщина, начинающая самостоятельно жить и работать, должна держать своих детей под своим «зонтом», несмотря ни на что, хотя это и нелегко... — N