NARGIS
NARGIS MAGAZINE
Лица

Спасти море пока в наших силах

Каспийское море обладает богатыми запасами природных ресурсов, оно сохранило реликтовую флору и фауну и к тому же над ним пролегает главнейший путь сезонной миграции птиц между Европой, Азией и Ближним Востоком. По запасам нефти и газа Каспийский регион на втором месте в мире после Персидского залива. Но бессточная, замкнутая система делает Каспий беззащитным перед надвигающейся экологической катастрофой. Член-корреспондент Национальной академии наук Азербайджана, глава неправительственной экологической организации Rüzgar, профессор Ислам Мустафаев рассказал нам о «мертвых зонах», гибели каспийских тюленей, последствиях ядерных взрывов и о том, как можно спасти море.

Начнем с термина, ставшего сейчас очень популярным. Что такое «устойчивость», sustainability? Устойчивый и экологический, экологичный – это синонимы?
В основе концепции устойчивого развития лежит основополагающий принцип: скорость потребления не должна превышать скорости регенерации. Главные требования: высокое качество окружающей среды и здоровая экономика для всех народов мира. То есть помимо экологии в это понятие включены еще экономические, социальные, даже международные аспекты. При этом из семнадцати целей устойчивого развития, принятых в 2015 году Генеральной Ассамблеей ООН, семь касаются окружающей среды.

Каспий – то ли море, то ли озеро, крупнейший бессточный водоем. Более того, оно же – реликт древнего океана Тетис, у него океаническое строение дна. И история у него очень сложная, вода на протяжении этой истории бывала то соленой, то пресной... Что все это значит для экосистемы региона?
Экосистема Каспия установилась по его природным свойствам и адаптирована к периодическому изменению как уровня воды, так и степени солености. Каспийскую экосистему образуют около 123 видов рыб, пять-шесть миллионов перелетных водоплавающих птиц, планктон, тюлени, другие представители фауны и флоры. Изменение качества воды в результате человеческого вмешательства, а также занесение чуждых видов фауны и флоры нарушает равновесие этой уникальной экосистемы, а в закрытых условиях ее восстановление осложняется.

Что же сегодня происходит с акваторией Каспийского моря?
Крупные прикаспийские города создают определенную нагрузку на экосистему Каспия: в него попадают канализационные стоки с бытовыми отходами, промышленные стоки, отходы добычи и транспортировки нефти, пестициды, используемые в сельском хозяйстве, и т.п. Прибавьте сюда отходы горнодобывающей промышленности, АЭС, воды Куры и Араза.

Способно ли наше море очищать само себя? Кто или что в его экосистеме берет на себя функцию очистки воды?
При такой скорости развития промышленности в прикаспийских странах и при том, что значительная часть тяжелой промышленности России находится в бассейне Волги, вряд ли закрытый водоем может брать на себя нагрузку по очистке воды до такой степени, чтобы сохранить свои уникальные биоресурсы. Необходимы совместные действия всех прикаспийских стран в этом направлении с привлечением международных организаций. В свое время была Каспийская программа американской организации ИСАР, интенсивно работала Каспийская экологическая программа и др.

Во многих морях по всей планете растут так называемые мертвые, непригодные для жизни, зоны – участки с пониженным уровнем кислорода. Всего 25 лет назад их было около 300, в 2007 году уже 405, а за последнее десятилетие их число выросло аж вдесятеро! А у нас, в Каспийском море, замерялось содержание кислорода? Или для нас эта проблема неактуальна?
Проблема актуальна, и даже очень. В былые годы академик Мамед Салманов возглавлял более 150 научных экспедиций, проводивших комплексные исследования качества воды в Каспийском море, и заметил значительные перемены, выражающиеся в появлении зон эвтрофикации, дефиците кислорода, повышении концентрации фенола, органических веществ, тяжелых металлов... Он же установил взаимосвязь морских биоресурсов с качеством воды. Но теперь такие экспедиции не проводятся из- за ограниченности технического потенциала. Надо, видимо, их возобновить. Я знаю, что академик Рамиз Мамедов делает в этом направлении очень многое, но для практического эффекта необходима поддержка в создании соответствующего потенциала – как на институциональном, так и на индивидуальном уровне.

А какова радиационная обстановка в регионе? Есть данные, что воды Каспия и живущие в нем организмы содержат в пять-семь раз больше урана, чем в других морях...
С одной стороны, естественный радиационный фон в регионе, особенно в Азербайджане, можно считать благоприятным. С другой – антропогенные источники радиации в определенных условиях могут, конечно, создать проблемы... На севере и северо-востоке Каспия в советское время проводились ядерные взрывы, а продукты таких взрывов способны источать радиацию миллионы лет. Кроме того, в некоторых соседних странах демонтируют атомные реакторы, а в Иране и Турции, наоборот, строят новые. В Армении эксплуатируют устаревшую Мецаморскую АЭС, опасную для окружающей среды. У нас в стране создается ядерно- радиационный комплекс для научных исследований и стерилизации медицинского оборудования; к настоящему времени уже создан мощный потенциал для обеспечения радиационной безопасности страны, но его нужно постоянно совершенствовать.

Что можно прямо сейчас предпринять для сохранения моря?
Надо организовать межгосударственную экологическую экспедицию, включить в нее биологов, географов, химиков, зоологов, ботаников и других специалистов, чтобы комплексно исследовать Каспий – его фауну и флору, химический состав воды, состояние донных отложений и т.д. Необходимо провести инвентаризацию всех источников загрязнения, изо всех стран, определить количество загрязнений, приносимых речными водами. Потом организовать международную конференцию по
проблемам Каспия и разработать стратегию его оздоровления. Мы когда-то начали разрабатывать проект «Вдоль Каспия», но он так и не был завершен...

Экосистема может перестать восстанавливаться? Каковы симптомы приближения этого состояния? Можно ли смерть экосистемы увидеть невооруженным глазом?
В случае Каспия массовая гибель тюленей, резкое сокращение численности редких видов рыб, характерных для Каспийского моря, появление новых видов морской фауны, нефтяные пятна и так далее – все это говорит о том, что ситуация ухудшается.

Возможна ли экологически безопасная добыча и транспортировка нефти?
Только в идеальных условиях. Если соблюдать все требования, можно достичь рубежа экологической безопасности. Я не верю, что можно совсем избежать загрязнения... По крайней мере, необходимо, чтобы сразу выделялись средства на оздоровление окружающей среды. Причем по принципу: кто загрязняет, тот и платит.
В Азербайджане в рамках деятельности транснациональных компаний создана группа исследований и мониторинга, куда входят представители Национальной академии наук, Министерства экологии и природных ресурсов, ГНКАР и международные эксперты. Эта группа держит под контролем загрязнение Каспия нефтяной промышленностью, и многое зависит от качества ее работы.

Есть ли какие-то крупные изменения экологических стандартов нефтедобычи за последние годы?
Несколько лет тому назад Министерство экологии и природных ресурсов совместно с бывшим Госкомитетом по стандартизации, метрологии и патентам создали комиссию по выработке новых национальных экологических стандартов. Было сделано многое, но работа осталась незавершенной, поскольку комитет упразднили. Хорошо бы возобновить деятельность этой комиссии, завершить начатое. К тому же, поскольку Каспий – закрытый водоем, в отношении нефтедобычи в его акватории необходимы более жесткие экологические стандарты.

Чувствуется ли, что после выступлений Греты Тунберг и поднявшейся с ними волны интереса к окружающей среде что-то изменилось к лучшему?
С развитием техники и технологий возникают все новые риски для здоровья человека и окружающей среды, так что нам приходится держать руку на пульсе. Но люди больше верят тому, что видят сами, чем прогнозам. Выступления Греты Тунберг совпали с частыми селевыми потоками, наводнениями, засухами, опустыниванием, появлением экологических беженцев, или экомигрантов, и еще целым рядом природных и социальных явлений. В таких условиях эффект от ее выступлений, конечно, будет весомый. Теперь уже весь мир объединяется против глобального потепления, страны подписали соответствующую конвенцию и Парижское соглашение. А есть еще сотни международных соглашений разного уровня и масштаба, посвященных различным аспектам охраны окружающей среды... Азербайджан, например, подписал более 25 международных конвенций, целый ряд двусторонних и многосторонних соглашений. Мы готовимся присоединиться к таким химическим конвенциям, как Минаматская и Роттердамская.

Никогда еще за всю историю человечества столько не говорили об окружающей среде и не проводили столько мероприятий в ее поддержку. Но что дальше? Как это должно работать и работает ли?
Да, серьезное внимание проблемам окружающей среды начали уделять только в начале 70-х... После Конференции ООН по проблемам окружающей среды, проведенной в Стокгольме в 1972 году, была создана Программа ООН по окружающей среде (UNEP). Резкий скачок интереса к этой теме произошел после конференции ООН, состоявшейся в 1992 году в Рио-де-Жанейро, на которой приняли концепцию устойчивого развития. И это важно: ни одно государство в мире не может себе позволить приставить охранника к каждому дереву, зато общественное движение в защиту окружающей среды и природных ресурсов может сделать многое. Здесь важную роль играют неправительственные организации, СМИ, педагогические коллективы и даже религиозные организации. Недавно я узнал о таком проекте Евросоюза, как «Религия и окружающая среда». В исламе, кстати, немалое место занимают предписания, связанные с соблюдением чистоты окружающей среды. А вспомните историю: когда султан Мехмет Фатих завоевал Стамбул, его первым распоряжением было соблюдать чистоту и порядок!

Вернемся к проблемам Каспия. Что губит каспийских тюленей?
Массовая гибель произошла еще в начале 2000 годов: за короткий срок из 1,2 млн тюленей погибло 400 тысяч. В Атырау, Астрахани, Набране я наблюдал десятки выброшенных на берег тюленей. Тогда было две версии причины их гибели: токсичные отходы нефтедобычи и слишком теплые зимы. Тюлени ведь рождаются на ледяной поверхности моря в зимнее время, они очень чувствительны к температурам.

Почему так важно биологическое разнообразие?
Оно напрямую связано с устойчивостью экосистем и биосферы в целом. Деградация, сокращение биоразнообразия – один из первых «тревожных звоночков», что ситуация ухудшается. Вообще все глобальные экологические проблемы взаимосвязаны: потепление климата приводит к опустыниванию, это в свою очередь влияет на биоразнообразие, а в конечном счете сказывается на сельском хозяйстве.

Принимаются ли какие-то меры по восстановлению биоразнообразия в Каспийском море?
В 2003 году была принята Рамочная конвенция по защите морской среды Каспия, это первое юридически обязывающее региональное соглашение, подписанное всеми пятью прикаспийскими странами. Она содержит общие требования к охране окружающей среды этого региона и предусматривает создание необходимых институциональных механизмов. Еще в начале 2000 года при поддержке Всемирного банка в Азербайджане был создан комбинат для выращивания осетровых рыб и подписано соглашение об установлении квот на их вылов Несколько лет тому назад Министерство экологии и природных ресурсов провело инвентаризацию стоков из прибрежных зон и приняло меры по их предотвращению. Но этого мало. Нужно, чтобы прикаспийские страны реализовали совместные широкомасштабные проекты по улучшению экологического состояния моря.

Сейчас в СМИ спорят о том, как пандемия коронавируса Covid-19 повлияла на экологию во всем мире. Одни напоминают, что полипропилен, входящий в состав одноразовых масок и перчаток, разлагается около 500 лет, а это бомба замедленного действия: ведь за месяцы карантина в морские воды попало несметное количество и масок, и перчаток. Другие – что загрязнение природы и, в частности, морей за время карантина заметно снизилось. Что Вы можете сказать по этому поводу?
Вклад автотранспорта в загрязнение воздушной среды, например, в Баку – более 80%. Во время карантина машин на дорогах стало намного меньше, да и промышленность работает не в полную силу. Все это служит на благо экологии. Что до полимерных отходов, то это общемировая проблема, и в последние годы ей уделяют особое внимание. В Азербайджане приходится более 20 кг пластиковых отходов на душу населения ежегодно – упаковочные пакеты, коробки, банки... За последние два года по распоряжению президента страны утверждены и сейчас реализуются две стратегии по управлению этими отходами. Мы также участвуем в международном проекте по мониторингу пластиковых отходов в прибрежных зонах. Мусор, что выбрасывается на берег, может многое сказать об экологическом состоянии моря. В проекте участвует около 30 стран, и скоро мы получим из Японии результаты анализа.

Когда карантин закончится, все наверняка заработает с удвоенной силой... Что же тогда будет с экологией?
Значит, экологам придется работать с утроенной силой. – N