Беседа "Покинутых"

1

Как - то у меня спросили: что такое чудо? Я уверенно могу сказать, что для меня чудо – это люди, неожиданно появившиеся в моей жизни и ставшие ангелами - хранителями. Вот с одним таким "чудом" – сегодняшнее интервью.  Знакомьтесь: Кямран Агабалаев – талантливый актер, образцовый семьянин, прекрасный человек и мой незаменимый друг...

Кямран, поздравляю нас! Совсем близко премьера нашего фильма Tərkedilmiş (Desolated). Мы уже, как говорится, на финишной прямой. А ты помнишь, как мы познакомились?

Это было пару лет назад, на кастинге. Мы тогда обменялись банальными "привет" и "пока"...

Зато второй фильм – "Во имя закона" – стал для нашего актерского тандема некой точкой отсчета. К тому же мы стали добрыми друзьями.

Все сложилось из-за схожести нашей энергетики: мы одинаково позитивно мыслим. Для меня, как и для тебя, самое ценное качество – это умение говорить правду. Очень важно и умение воспринимать критику и делать выводы. Кстати, хотя в фильме "Во имя закона" мы играли брата и сестру, общая сцена у нас была всего одна – где тебя убивают.

Да, и во время съемок этой сцены ты своими криками разбудила весь поселок Бузовна. Когда ты рыдала над моей головой, я уже стал сомневаться: не умер ли я на самом деле? Это было действительно очень круто!

Зато в фильме Tərkedilmiş ты совсем не как с сестрой со мной обращаешься...

Ну, прости. У меня никогда не было сестры. И, если ты не против, я официально провозглашаю тебя своей сестрой!

Untitled_1.23.1

Хотелось бы, чтобы ты рассказал читателям, как мы с тобой попали в Tərkedilmiş. А то вокруг этого полно небылиц и россказней.

Знаешь, Кеша, вокруг артистов всегда много небылиц, так что я был готов к этому. Но как же мы умудрились попасть в турецкий фильм, да еще на главные роли?! Да очень просто: режиссер Корхан Угур посмотрел "Во имя закона", ему понравился наш тандем, и он сделал нам предложение. Приехал в Баку, познакомились вживую, и он утвердился в своем выборе. Он так и сказал: я нашел и Урода, и Беженку!

Untitled_1.40.1

Хорошо помню первый день после нашего приезда в Измир. Мы только-только прилетели, и нас сразу отвезли на место съемок, в горы. Режиссер сказал: сначала заедем на локацию, хочу показать вам, где будем снимать. Это был полуразвалившийся пансионат, где, как мы потом узнали, умерло очень много людей...

Да, я вначале тоже не понял, к чему такая спешка. Но когда приехали и вышли из машины, мне стало как-то не по себе. Аура там очень гнетущая: погода вроде хорошая, горы, свежий воздух, а на душе тяжело. И только потом я понял, что Корхан бей сделал это намеренно. Он хотел, чтобы мы не расхолаживались, а сразу окунулись в процесс, прочувствовали всю эту тяжесть бытия – ведь на плечах наших героев лежит огромный груз судьбы...

Untitled_1.33.1

Но позже, когда мы спустились в город и оказались в отеле, где по соседству живут бездомные, беженцы, лично мне пансионат показался просто раем.

В этих трущобах люди словно и не живут, а просто ждут сво- его смертного часа. Кто-то из них работает за гроши, кто-то попрошайничает, а кто-то и вовсе прикован к постели, суще- ствуя за счет того, что принесут соседи... Видя все это, понима- ешь, что нужно благодарить Всевышнего за каждую прожитую минуту. Именно там я по-настоящему понял, что все познается в сравнении.

Помнишь, как они радовались нашим съемкам и говорили, что как будто смотрят телевизор? Было не очень-то приятно сознавать, что для меня это всего лишь роль, и завтра я уеду отсюда, а эти люди останутся в этом месте, которое иначе как кладбищем живых не назовешь...

Почему-то вспомнилась эмоционально и психологически сложная сцена прощания с матерью и дочкой... Ты сыграла потрясающе, что и говорить!

Просто на какой-то момент я стала этой несчастной беженкой...

У нас с тобой разные методы вхождения в роль. Ты каким-то странным образом буквально преображаешься в свою героиню, а после команды «стоп!» мигом становишься собой. Как тебе это удается?

6K3A1150-Recovered copy copy

 

Для меня абсолютно не имеет значения, кого я играю. Я действительно растворяюсь, вживаюсь в свою роль, но ровно до того момента, пока не услышу возвращаю-щее к реальности «стоп!». Этот процесс можно описать так: моя душа будто на какое-то время покидает меня, а образовавшийся вакуум заполняет душа моей героини. И я больше не думаю ни о чем своем – всеми мыслями и душой пребываю в той ситуации, в которой находится моя героиня...

Кстати говоря, ты в тот день приехала на съемочную площадку с очередного гламурного мероприятия. Я еще подумал: как же она сейчас будет играть?..

Именно поэтому я попросила всех какое-то время не разговаривать со мной, чтобы мне было легче стряхнуть ауру «веселого глянца» и перевоплотиться в Маизер.

У меня так не получается. Если я играю драматическую роль, то, чтобы войти в образ, автоматически начинаю вспоминать какие-то свои, личные переживания и беды. И это состояние душевного смятения долго потом не отпускает... Слава Богу, в Tərkedilmiş этого делать не пришлось: я играл мерзавца, играл отстраненно, так как типаж далек от меня. Просто пересмотрел кучу фильмов, чтобы понять, какой референс мне больше подойдет. Мерзавцев играли многие, и я собирал своего Урода по кусочкам: что-то позаимствовал у Хита Леджера, что-то – у Марка Стронга и Тима Рота... Но важнее всего для меня музыка. Нащупав ритм своего героя, мне легче перевоплотиться в него. Для быстрейшего перерождения в Урода я подобрал тяжелый рок Dimmu Borgir.

6K3A1126-Edit copy copy

Я тоже непрочь сыграть антигероиню, но пока у меня сплошь положительные роли. А так хочется показать себя с совершенно иной стороны, даже вызвать своей игрой чувство ненависти у зрителей! Как, например, героиня фильма "Убей меня нежно" или Шарлиз Терон в фильме "Монстр".

Кеша, имей терпение, все будет!

У меня вопрос... Ни для кого не секрет, что в Европе сейчас обожают артхаусное кино, с вечной темой сексуальных меньшинств. Вот ты, такой брутальный мужчина, смог бы сыграть гея?

Конечно. Это моя работа, и я как актер должен быть готов к разным ролям. Если я пойму, что передо мной серьезная работа, сильный сценарий, – сыграю без проблем. В кино можно быть кем угодно, главное – оставаться в жизни самим собой.

Напоследок давай пригласим читателей в кинотеатры, где они смогут посмотреть фильм и дать оценку нашей работе.

Мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм посмотрело побольше людей, так как это реальная история, и ее героем может оказаться каждый.

 

Интервью: Кенуль Нагиева/Фото: Пярвиз Гасымзаде