Хит за 13 часов

Говорят же, что если человеку суждено стать счастливым, он станет непременно, несмотря на мелкие пакости и неудачи, которые поначалу устраивает ему судьба. То же можно сказать и о фильме «Криминальное чтиво». Уж ему критики никак не предвещали успеха, а он стал культовым, занял свою нишу в истории Киноакадемии с формулировкой «икона постмодернизма». О колорите картины говорить не приходится, недаром она была буквально разобрана на цитаты. Знаменитый же танец Траволты и Турман - дурашливый, с достаточной степенью самоиронии и пофигизма - и в наши дни нередко становится хитом вечеринки.

fb6f3f1e3010ab9b5f6a74282d502de7

Не в деньгах счастье!

Культовый фильм. И это несмотря на то (а может, и благодаря), что бюджет его составил всего 8,5 млн $ и героями фильма использовалось немыслимое для того времени количество ругательств – 265. Картина окупилась в первую же неделю проката – 9,3 млн за уикенд, и заняла третье место по сборам в премьерном 1994 году. 5 млн бюджета «Чтиво» ушло на актеров, остальное тратили по острой необходимости. С реквизитом тоже не стали заморачиваться. Герой Джона Траволты в фильме разъезжает на шикарном кабриолете Chevrolet Chevelle Malibu 1964-го года, который принадлежал режиссеру Тарантино. Сразу после съемок вишневый «Шеви» угнали и нашли легендарное авто спустя почти 20 лет – в 2013-ом.

532-620x387

Многих возмущает некое нестройное повествование фильма «Криминальное чтиво», хотя создан он по всем канонам синематографа с прологом, эпилогом и тремя сюжетными линиями, выстроенными помимо всего в четкой хронологии. Но Тарантино не был бы Тарантино, если бы не внес в сюжет порцию невообразимой правдивости, воспринимаемой зрителем как сплошной треш и сюр, где каждая сцена – сочное смакование действа, будь то проявление любви, насилия или убийства.

Непревзойденный Винс

Звездная роль Джона Траволты предназначалась поначалу Майклу Мэдсону, который на тот момент был связан контрактами по другим проектам. И сегодня этот актер не может простить себе, что не принял участие в «Чтиве». Хотя, кто знает, смог бы он сыграть столь блистательно как Траволта, каждый жест, взгляд, брошенное слово которого однозначно повышали градус восприятия картины.

Это малоизвестный факт — но Квентину Тарантино удалось убедить Джона Траволту исполнить роль Винса, целый вечер играя с ним в «Добро пожаловать домой, Коттер» (Welcome Back Kotter), «Бриолин» (Grease) и «Лихорадку субботнего вечера» (Saturday Night Fever) — все эти игры Тарантино нашел дома у актера, приехав к нему с предложением роли.

916-620x362

Когда Винсент и Лэнс в фильме пытаются спасти Мию Уоллес (Ума Турман) от передозировки, сделав ей укол адреналина, на заднем плане видны стоящие на полке игры «Операция» (Operation) и «Жизнь» (The Game of Life).

Квентин Тарантино подправил сценарий, переименовав персонажа в Винсента, по легенде — брата Вика Веги, которого должен был сыграть Мэндсон. Наемный убийца - Траволта справился со своей ролью гениально.

131-620x261

Квентин всегда стремится к максимальной достоверности, что ему особенно удалось в сцене со спасением Мии от передоза, когда Винсент на свой страх и риск решает сделать ей прямой укол в сердце. Но режиссер понимает, что с размаху попасть иглой в нужное место довольно трудно. И здесь нашли выход из положения: сначала шприц воткнули в грудь Умы, а затем Джон с силой выдернул его. Отснятые кадры прокрутили в обратном порядке…

Тарантино и Мия Уоллес

Тарантино выбирал между несколькими актрисами. Мию могли сыграть: Изабелла Росселлини, Джулия Луи-Дрейфус, Мег Райан, Альфре Вудард, Хэлли Берри, Дэрил Ханна, Розанна Аркетт, Джоан Кьюсак или Мишель Пфайффер. Поговаривали, что последняя на тот момент была даже фавориткой режиссера. Но выбор остановился на Турман. Все знали, что Ума Турман долгое время была вожделенной мечтой Тарантино.

1511-620x261

Ее дерзкий взгляд, необычная пластика и даже ступни неженского размера вызывали в нем трепет и подогревали долго тлеющее в нем чувство непреодолимого притяжения. Правду говорят, что платоническая любовь – самое красивое и стойкое чувство. Силами дружественного союза режиссера и актрисы был создан такой чувственный, гротескный, яркий персонаж как Мия Уоллес.

Let’s twist again!

Глядя на то, с какой профессиональной легкостью и отрешенностью танцуют герои фильма, невозможно догадаться, что на самом деле эта сцена была самой мучительной для актеров и проблематичной для режиссера. Он был в бешенстве от того, что движения актрисы слишком скованны и угловаты. В этот момент сама Ума думала только о том, что не зря сомневалась – сниматься или нет: танец – это, конечно, не ее профиль, она знала, что танцует так себе…. Возможно, ее мнение разделяли многие…но до «Криминального чтива»…

post-38449-1415803471

Тарантино всегда с особой тщательностью, самолично подбирает к своим фильмам музыку, так как считает, что она «определяет индивидуальность картины, является тональным центром, вокруг которого вращается весь фильм». Музыка у Тарантино по большому счету – это весомая часть сюжета. Для «Чтива» он использовал свои любимые песни 1960-х в стиле фанк, соул, рок-н-ролл, твист. Композиция Let’s twist again, конечно же, визитная карточка этой картины.

Пытка танцем

Траволта сам обучал Уму танцевать твист. Движения она выучила быстро, но добиться необходимой легкости долго не удавалось. Твист все равно выглядел вымученным. Тарантино даже показал актерам кадр из фильма Годара, в котором герои отплясывали в таком же ресторане. «Посмотрите, как они танцуют, – говорил Тарантино, обращаясь больше к Уме. – Они непрофессиональные танцоры, но танцуют просто здорово только потому, что танцуют для себя, ради собственного удовольствия. Им безразлично, нравится ли их танец тем, кто на них смотрит. Именно этого я хочу и от вас».

tumblr_n4aphykqxl1r4zdybo4_1280

«Пытка танцем» продолжалась целых 13 часов почти без перерыва, пока Ума наконец не «психанула» и у нее не открылось второе дыхание – от изнеможения она вошла в тот самый «штопор», поймала наконец кураж и «дала жару», как того добивался режиссер. В отличие от нее все 13 часов Траволта от своих телодвижений получал только удовольствие, ведь он любил танцевать и занимался этим с восьми лет.

Скажем честно: мало кто из нас помнит все подробности сумбурного, перенасыщенного событиями сюжета. Но танец в исполнении Умы Турман и Джона Траволты может изобразить каждый из его зрителей. Это, пожалуй, самый популярный кинотанец XX века!

 

ТЕКСТ: Лала Фадеева