MAGISTER DIXIT

"Он должен быть интеллигентным, умным, развитым – Человеком чести, – декларирует наш герой почти чеховскую формулу идеального человека. – И он, безусловно, должен соответствовать своим произведениям", – подытоживает художник. Натюрморты, словно накрытые пеленой византийской позолоты... Экспрессивные полотна, словно избавившиеся от оков предметности... Монохромный триптих, каждая часть которого – словно строчка хайку... Итак, соответствует ли Мелик Агамалов своим произведениям?

screen_shot_2017-06-12_at_15.11.18

 Pro forma

Я делаю это намеренно – придаю натюрмортам фактуру винтажности. Но при том, что они выполняются «под старину», мне необходимо привнести в свой натюрморт элемент современности. Поэтому для латинских слов и сентенций я использую обычный типографский шрифт. Закрепляя композицию таким образом, я привношу в картину, выполненную в академической манере, ощущение плаката, возвращаю ее из глубокого прошлого в наши дни. К примеру, я пишу натюрморт, и он получается немного... сладковатым. Тогда я начинаю его «портить»... Цветы, рассвет, обнаженная женщина – ведь все это можно написать по-разному: пошло или же со вкусом.

screen_shot_2017-06-12_at_15.07.24

A posteriori

В детстве я, как и многие, любил рисовать, но был период, когда мне совершенно лень было это делать. Я уже окончил восьмой класс, мой отец желал, чтобы я поступил в художественное училище, а мне хотелось одного: тусоваться с друзьями на улице! И вот за день до вступительного экзамена я заявил отцу, что никуда поступать не собираюсь, и... скрылся – поднялся на крышу нашего дома. Всю ночь я провел под открытым небом... Я, знаете, страшно не любил школу, не любил учиться, но вместе с тем переживал за папу... На следующее утро, неумытый и непричесанный, я пришел на экзамен. А через полгода занятий был счастлив, что поступил... Потом были годы учебы в Суриковском – самые счастливые годы моей жизни!

screen_shot_2017-06-12_at_15.14.46

Ego

Когда я вернулся в Баку после института, то решил усмирить бурлившее во мне многоцветие – чрезмерно красочное восприятие мира... Почему? А потому что все были яркими. Я должен был найти свой цвет.

Я редко пишу портреты, почти никогда. В портрете нет свободы: ты привязан к личности того, кого изображаешь. В триптихе .Черный январь. я представил Баку до и после той страшной трагедии. На одном холсте изобразил панораму города с памятником Кирову, на другом – без него. Разделяет эти два портрета столицы черное полотно с едва обозначенным квадратом кровавого цвета...

Каждый художник по-своему выражает эмоции. Я выбрал для этого лаконичные средства.

screen_shot_2017-06-12_at_15.13.32

Tabula rasa

В юности у меня бывали периоды, когда я подходил к холсту и не знал, что писать. В таких случаях я просто выплескивал краски-эмоции на полотно. Так, я знаю, работают многие художники, и в этом ничего зазорного нет: даже по плевку на картине можно определить, талантлив автор или бездарен. Но произведение не должно тебя "закладывать" – выдавать пот и усердие. Бывает, сделаешь экспрессивную картину, потом затираешь ее... Мало ли какая из тебя выходит экспрессия.

Pro et contra

Импрессионисты нравятся всем. Они действительно прекрасны. Но время изменилось. Появилась фотография, человек полетел в космос, возник Интернет... Искусство изменилось тоже. Но подавляющее большинство не поспевает за переменами в искусстве. Люди работают, они заняты своей жизнью.

screen_shot_2017-06-12_at_15.11.47

Согласен, есть художники, которые выставляются каждый год. Мне лично сложно представить, как это возможно – за столь короткий срок подготовить новую выставку, такое большое количество интересных произведений. Я делаю выставки через каждые десять лет.

Бейонсе невероятна! Невероятны ее голос, пластика, артистизм. Но она... так старается. А посмотрите на концерт Шаде. Какая тонкость! Потрясающее чувство меры, стиля, и всего-то два или три танца в ее концертной программе... Но главное – она не пытается развлечь! Все это и есть культура.

Carpe diem!

Слушайте, невозможно биться постоянно! Зачем биться, когда можно просто жить и писать?! У нас счастливая профессия. Даже если художник не зарабатывает больших денег, он по крайней мере никому не подчиняется, а удаляется в свою мастерскую и созидает в одиночестве. А это дорогого стоит.

screen_shot_2017-06-12_at_15.12.48

Vox populi – vox dei

Зритель имеет право на личную интерпретацию произведения. Мне интересно любое толкование моей картины, даже если оно идет вразрез с первоначальной идеей.

Credo

Я его обожаю! Он выделяет любой цвет, фокусирует любую идею, делает палитру... звонкой! Но я очень мало его использую: не хочу выигрывать за счет эффектности Черного.

Во время работы я никогда не слушаю джаз или симфоническую музыку, выбираю что-то легкое. Слушать музыку – это ведь тоже работа.

screen_shot_2017-06-12_at_15.13.01

A priori

Я не стану растрачивать свои силы на борьбу с невежеством. Да, я с самого начала был таким: всегда знал пределы своей энергии. Создавать картины – тяжелейший труд, и я не могу транжирить себя попусту. А люди искусства в силу своей эмоциональности к этому склонны. Важно правильное использование собственных ресурсов, они ведь не безграничны. Надо оставаться в этом мире – жить, работать, созидать... Мне это пока удается. Благодаря чему? Возможно, благодаря гену самосохранения. Есть люди, которым дано влюбляться, есть те, кто напрочь лишен этой способности. Так же обстоит дело и с предрасположенностью к искусству. Это талант.

Verba magistri

Во время войны всегда стараются сберечь картины, скульптуры, архитектурные сооружения... Это правда – красота спасет мир. Искусство ведь незыблемая ценность. Помните слова Сальери в финале фильма "Амадей.: .Благословляю вас, посредственности!"? Именно они – посредственности – и уничтожают все живое, все по-настоящему талантливое.

screen_shot_2017-06-12_at_15.12.10

Quo vadis?

Ни инсталляция, ни скульптура, ни графика – мне хватает живописи. Она мною еще не исчерпана.

Prologus

В детстве мне часто снился один и тот же сон: медленно открывается огромная дверь... и по тонкой ниточке несется табун лошадей, а под ним – огонь!.. Я страшно переживал, что кони вот-вот сорвутся в пламя. А еще в детстве я страшно боялся чертей. Сейчас – невежд. По-моему, это одно и то же.

screen_shot_2017-06-12_at_15.09.08

Post scriptum

Просто изобразите красный шарик на черном фоне, и всем будет казаться: красный здесь главный! Тогда как на самом деле это черная масса сделала его таким – придала ему иллюзию значимости.

 

ИНТЕРВЬЮ НОННА МУЗАФФАРОВА ФОТО Сергей Хрусталев