Зейнаб Джахан: Ирвин Пенн

"Если я смотрю на какой-либо предмет в течение некоторого времени, то зрелище зачаровывает меня. Это и есть проклятье фотографа".

С этих слов начинается парижская выставка одного из величайших фотографов XX века Ирвина Пенна. Пенн считал фотографию современной связью ​​жизненной цепочки с историей искусства, которая начинается со времен палеолита и охватывает все культуры мира. Поскольку его фотографии распространяют культуру и традиции и в настоящем, Фонд Ирвина Пенна в партнерстве с Музеем Метрополитен решили отметить столетие фотографа грандиозной ретроспективной выставкой в Гран-Пале в Париже.

Ирвин Пенн сотрудничал с журналом VOGUE на протяжении 50 лет и прославился великолепными работами. Мода была лишь одним из направлений его творчества, он занимался непрерывным изучением лиц и фигур, отношений и поведения людей.

И это можно понять, глядя на его проницательные портреты - Пенн был никем иным, как «наблюдателем человеческих выражений», одаренным острой графикой и чувствительностью скульптора к объему.

"Современный фотограф находит что-то свое во всем окружающем и что-то в себе от всего окружающего". Снимая коллекции "Couture" для VOGUE в Париже, Пенн начал новую серию портретов «Простые профессии».  Эту же серию портретов он продолжил снимать в Лондоне и Нью-Йорке. В конце концов, "Простые профессии" стала его самой большой коллекцией. Он фотографировал уличных торговцев с их инструментами и товарами, используя студию дневного света того же типа, тот же нейтральный фон, ту же подсветку, что и для моделей VOGUE и культурной элиты.

Женская нагота вдохновляла художников и скульпторов с рассвета искусства и не стала исключением для фотографов. Впервые Пенн попробовал себя в этом жанре в 1947 году, обратившись к теме "Истинные женщины в естественной среде". Лишенная налета напускной стыдливости, серия «Ню Пенна экспериментальным путем развивается в его фотографии. Создается впечатление замедленной съемки женщины в глубоком сне.

Пенн хотел, чтобы его портреты были весомыми и неповторимыми, как картины. Он изучал искусство Гойи, Домье и Тулуз-Лотрека, чтобы познать суть освещения и графической непосредственности в картинах. Секретом его работы с людьми был особый подход, в котором он старался освободить человека от ослепляющих прожекторов и даже личных переживаний. Встречая свой "объект" в потертых джинсах, Пенн приглашал модель на чашку кофе. Продолжая непринужденный диалог, он плавно перемещал собеседника в студию, разговаривая, поддерживая кофейную беседу в течение всей съемки. Таким образом, его портреты стали неподдельными, выразительными, с инстинктивно узнаваемой психологической остротой фотографируемого.

Камеру фотоаппарата Ирвин Пенн сравнивал с инструментом Страдивари или скальпелем. "Я сам всегда восхищался камерой. Ведь фотография - есть современное состояние визуальной истории человечества, при помощи нее можно преодолеть смерть!"

Зейнаб Джахан