ДНЕВНИК КАННСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ: МАРСЕЛЬ ВАИД

Каково это, писать музыку для чужих историй? На Каннском фестивале этого года мы побеседовали с композитором немецкого происхождения Марселем Ваидом, создавшим музыку к более чем 70 фильмам, среди которых «Имя мне соль», «Собака», «Мужчины не лгут».

marcel-vaid-cbfe7133-16ee-46c3-b50c-640d9b7f03a-resize-750

- Я провел небольшое исследование и обнаружил очень интересный факт - у вас есть собственная музыкальная группа.

- Да, мы играем супертранс, у нас электронная экспериментальная группа, в которой лидер - мой брат.

- Вы экспериментируете, используете этнические элементы?

- Мы исполняем нойз-мьюзик. Это экспериментальная музыка с использованием дроун, скаф и прочего. Наши концерты продолжаются по два часа, при этом состоят всего из двух песен, каждая из которых длится по часу. Мы занимаемся этим уже 20 лет.

- Это музыка для души?

- Совершенно правильно, для души, точно! Это мое детище, то, в котором я полностью проявляю свое я. Ведь, по сути, фильм – это детище режиссера. А тут я полностью свободен и могу всячески экспериментировать.

- И здесь мы плавно подошли ко второму вопросу, связанному с музыкальным сопровождением фильма. Я сам режиссер, и мне всегда было интересно, как другие режиссеры работают с композиторами. Можете ли вы передать свое видение словами? Что вам больше импонирует: помогать создавать историю или четко следовать видению режиссера картины? Как вы работаете, какую форму сотрудничества предпочитаете больше всего?

- Я предпочитаю включаться в работу на стадии литературной проработки сценария. Так я могу внести что-то своё в фильм. Такие мелкие детали, как, например, почему бы не установить пианино в жилой комнате, на котором актриса сможет наиграть что-то? Но я всегда предпочитаю минимальное музыкальное сопровождение, так можно сделать музыку более «оправданной», уместной.

Это идеальный вариант совместной работы, когда нам быстро приходят совместные идеи, вдохновение, и мы можем работать, рассматривая фильм параллельно и с музыкальной точки зрения. Ведь гораздо комфортнее работать с композитором, которого ты уже знаешь, знаешь, какую музыку он делает, а главное, знаешь, как объяснить ему, какого эффекта от музыкального сопровождения ты хочешь. А он может объяснить что-то тебе, дополнить общую картинку.

dsc_0381_04

- Вы говорите сейчас о стадии написания сценария?

- Да, к примеру, я могу посоветовать убрать какой-то диалог из сценария из-за музыки, которая будет уместнее и красноречивее на его месте.

- А в случае, когда имеются строгие ограничения? Ведь есть и чисто коммерческая сторона вопроса: вам дают четкий заказ, вы пишете! Это очень трудно для вас? Как вы поступаете в таком случае?

- Конечно, бывает и так. Процесс довольно рутинный, но рутина тоже важна, у меня почти 70 фильмов, из 100% музыки, которая приходит мне в голову, возможно, лишь только 30% «проходит» в фильм. Режиссер может говорить «нет» сотни раз, но ты складываешь все эти «отказы» в архив. А потом он очень может тебе пригодиться!

- Вы когда-либо думали о том, чтобы снять свой, может, короткометражный фильм?

- Нет, хотя я задумывался о чем-то таком, возможно, я даже смог бы это сделать.

И меня есть некоторые идеи на эту тему, но все же я, в первую очередь, музыкант. Музыкант, по уши влюбленный в кино, я, можно сказать, «ходячая энциклопедия фильмов».

- Насколько я знаю, вы много работаете с этнической музыкой?

- Да.

- Знаете ли вы что-нибудь об азербайджанской музыке? Например, о мугаме?

- Нет, если честно. Я скорее играю на этнических инструментах в западном стиле, а не разбираюсь в корнях этнической музыки. У меня есть друг - Анвар Барахеи из Туниса. Он играет на уде, но в западном стиле. То есть атмосфера сохраняется даже когда ты не знаешь, что это за инструмент, его историю, его происхождение. И для меня важно передать это в своей музыке к фильмам. Сохранить себя и свое видение и при этом передать необходимый дух и историю.

ИНТЕРВЬЮ: ТЕЙМУР ГАДЖИЕВ ФОТО: ПРЕСС-МАТЕРИАЛЫ